Избранное

Последние 

публикации

Архив

Поиск по тегам

Тегов пока нет.

Следите за нами

  • email_icon
  • Facebook Basic Square
  • Twitter Basic Square
  • Vkontakte Social Icon
  • YouTube Social  Icon

Предприниматель Юрий Осипенко в интервью РБК Юг рассказал об уголовном преследовании, бизнесе, работ

Читайте на РБК

Здравствуйте, Юрий! Я корреспондент РБК Юг. На протяжении нескольких недель я вникала в вашу историю: изучала документы, читала справки по делу, общалась с вашими представителями. Все, что с вами происходит, на мой взгляд, несправедливо и грубо. И меня, как и всю нашу редакцию, впечатлили ваши разработки, успехи компании «Церс» и в особенности тот факт, что вы не перестали трудиться, даже сидя в СИЗО.

Доброго Вам времени суток! Относительно Вашей оценки происходящего со мной…

Справедливость в широком смысле – это ведь в том числе и готовность жертвовать личным во имя общественного блага, что сейчас к сожалению является не самой популярной концепцией бытия, будучи замененной культом эгоистичного потребления. Хотя почитать, что-либо выше справедливости, значит обесценивать свою моральную валюту и ставить зло выше добра, потому что от искажения справедливости - пострадать может лишь добро, а выиграть лишь зло; предел, до которого можно дойти следуя этим путем - это наказание за добродетель и вознаграждение за порок, что ведет к абсолютной развращенности, к отказу от созидания, к посвящению сознания делу разрушения.

Говоря же о справедливости в узком смысле, как о приоритете государственной и судебной систем полагаю, что её недостаток обусловлен как раз отсутствием, вышеуказанного, необходимого и достаточного запроса со стороны общества. Таким образом, получается, что со временем идеи заложенные в обществе забываются, искажаются, ассимилируются и деградируют, пока мы каким-то образом не доходим до черты, после которой в среде правоохранителей начинают появляться и те, кто полагает возможным используя своё положение, прессовать людей, игнорируя их права, которые они призваны защищать. И возникает такое странное ощущение, что некому их остановить…

Если вы не против, хотелось бы поговорить с вами не только о том, что с вами было (об этом РБК Юг писал постоянно и продолжит это делать), но и о том, что происходит с вами сейчас.

Я очень признателен Вам и РБК ЮГ. Правда. Вашу работу безусловно заметили и оценили, что подтвердили Новочеркасские суд и прокуратура закрыв судебные заседания, а также Ростовский областной суд, отказав во всех формах интервью со мной. Значит Ваша работа достаточно эффективна, чтобы представители наверно самой защищённой ветви власти, стали дополнительно защищаться, создавая искусственные барьеры для СМИ.

Ниже я оставила несколько вопросов и буду очень рада, если вы ответите на них. Если вдруг вы захотите рассказать что-то, о чем я не спросила, буду рада вдвойне.

Отлично, но должен предупредить Вас, что поскольку я очень давно изолирован от внешнего мира, мои рассуждения могут носить несколько абстрактный или даже философский характер

Ваше мнение по поводу следствия и судебного разбирательства в первой инстанции известно, исходя из вашего последнего слова.

Скажу прямо, Вам известно далеко не все, что я мог бы рассказать о следствии и судебном разбирательстве в первой инстанции. Наиболее «темные» стороны этого дела пока остаются «не освещёнными», однако именно они стали основными причинами сначала для моего ареста, после - длительного содержания под стражей, потом - максимального срока заключения. Моя изоляция от внешнего мира – условие заказчиков и исполнителей моего уголовного преследования, поскольку, свобода моих действий представляла бы прямую угрозу их «деловым» интересам. Вы могли убедиться в этом, наблюдая как отказывали СМИ в получении у меня интервью, причём без реальных на то оснований. Заказчики и исполнители моего уголовного преследования получили и ещё получают материальную выгоду, как результат этого незаконного уголовного преследования. Безусловно они заинтересованы в том, чтобы хранить тайну своих деяний как можно дольше, обезопасив таким образом своих «интересы». Фактически, люди сопровождавшие моё уголовное преследование, выступили в роли гаранта безопасности для захвата, как активов моих предприятий, так и как ни странно, активов кооператива «Инвестор-98». Поскольку, никак не оцененное имущество кооператива, которое, после вступления в «законную» силу приговора, вероятнее всего будет выведено путем продажи его за бесценок «нужным» людям с последующей перепродажей уже за реальную цену и присвоением разницы. Скорее всего этим займутся те же лица, что сопровождали мое уголовное преследование. В то же время, будущий кассовый разрыв - необходимо на кого-то «повесить». Поэтому, деньги истраченные кооперативом на приобретение 53 реально существующих объектов недвижимости, одновременно числятся как похищенные, что как вы понимаете – невозможно, поскольку невозможно одновременно добросовестно потратить денежные средства на приобретение имущества и одновременно эти же денежные средства неизвестным способом похитить. Поэтому и был создан миф о хищении несуществующих либо уже истраченных таким образом денежных средств. Получается такая схема легализации хищения денежных средств и имущества при помощи уголовного преследования и переноса вины с виновных выгодоприобретателей, на невиновных и непричастных лиц.

Что вы думаете о шансах на обжалование приговора?

Полагаю, что в сложившейся ситуации, шансов на справедливый пересмотр приговора Новочеркасского городского суда в Ростовской области - нет. Но не потому, что приговор законный, и, не только потому, что есть негласные «лоббисты» неправосудного решения, но и потому, что ранее принятые несправедливые решения, работают теперь против, таким образом я стал их заложником. Кроме того, судья Стешенко председательствовавший в данном процессе в Новочеркасском городском суде, неоднократно давал понять ещё на стадии судебного следствия, что все его действия по делу согласовываются с вышестоящим судом. Это безусловно не было включено им в протокол судебного заседания, но осталось в аудиозаписях защитников. Поэтому, могу констатировать, что несмотря на заявления о независимости судей - в настоящем деле данное правило к сожалению не работает. Кроме того, насколько мне известно у нас в регионе существует практика, предварительного согласования приговоров по резонансным делам с апелляционной инстанцией - в чём мы с Вами вероятно вскоре убедимся. Однако, уверен, что грандиозные по количеству и качеству нарушения закона, допущенные в данном деле, подтверждённые ведущими экспертами и учеными - правоведами, найдут свою оценку в Верховном суде Российской Федерации.

Если вы не хотите давать оценку происходящего в суде в данный момент (так как процесс продолжается, и решать что-то еще рано), что вы думаете о перспективах — не считаете ли вы возможным вариант развития событий, при котором заседания будут затягиваться, пока не выйдет весь ваш срок по приговору, а потом вас оправдают?

Я так не думаю. По моему мнению, данное судебное разбирательство, являясь таковым по форме, не является таковым по содержанию, поскольку при сохранении внешних атрибутов, осуществляется сугубо формальный «прогон» процесса с исключением доказательств защиты опровергающих версию обвинения, что можно было наблюдать в уже состоявшихся судебных заседаниях. Далее, апелляционный суд Ростовской области в связи со всем вышеизложенным, признает всё законным и обоснованным, оставив приговор Новочеркасского городского суда в силе. Так, будет успешно опровергнуто безусловное действие закона на территории Ростовской области, после чего ни один законопослушный гражданин, не должен чувствовать себя в безопасности на территории региона, где законность и справедливость могут быть принесены в жертву «целесообразности». Так, в данном процессе, на практике будет реализована формула превращения любого невиновного лица в виновное. Структурно она оказывается весьма несложной: нужно отказать стороне защиты во всех ходатайствах либо оставить их без рассмотрения, потом «сбить дыхание» препятствуя заявлению доводов апелляционных жалоб, после чего остаётся лишь отказать в праве представить доказательства вашей невиновности, мотивируя тем, что эти доказательства невиновности не содержатся в обвинении! По сути прямо признав, что в данном суде решается лишь одна сугубо «техническая» задача – это «поддержка» версии обвинения и как следствие «закрепление» обвинительного приговора. Далее – в приговоре укажут, что доводы защиты голословны и не нашли своего подтверждения в суде… Ну конечно, как же они могут найти подтверждение, если в их представлении отказано.

Планируете ли вы подавать жалобы (например, в ЕСПЧ) в связи с многочисленными нарушениями в ходе судебных заседаний?

Если можно добиться справедливости дома, незачем искать ее на чужбине. Однако в случае с моим делом, ожидать справедливости не приходится. Поэтому, после обвинительного приговора, который - я уверен, «утвердит» Ростовский областной суд, а также в связи с тем, что международное право, является неотъемлемой частью национальной правовой системы, буду попросту вынужден, обратиться в том числе и в ЕСПЧ. Тем более, что таковой опыт у нас имеется, так как Европейский суд уже подтвердил необоснованную длительность моего содержания стражей с чем согласилось и Министерство юстиции Российской Федерации, предложив компенсацию. Однако, и это очень важно для меня - я борюсь не за компенсацию, а за восстановление законности и справедливости в моём деле. Кроме того, по-моему мнению, такая практика объективно приводит к уменьшению случаев правового нигилизма и злоупотреблений, что как следствие улучшает правовой климат в нашей стране, а значит приносит пользу обществу.

Что вы будете делать со всей этой историей, когда она, наконец, закончится? И будете ли делать что-то вообще?

Независимо от развития событий, защитой с привлечением лучших экспертов и учёных-правоведов России, а также Европы будет сделан подробный, публичный анализ моего дела, его буквально разберут на «запчасти». Особенно всех заинтересовала позиция представителя обвинения прокурора Кириченко, который несмотря на научно-консультативные заключения специалистов Российской академии наук заявил о том, что все законно и обоснованно, пообещав раскрыть свою позицию в прениях, которые начнутся в пятницу 13-го октября 2017 года. Посмотрим и подробно разберём его трактовку законов РФ и «опровержение» выводов авторитетных учёных. Ещё более интересным будет анализ приговора апелляционного суда Ростовской области. Безусловно все будет предано гласности.

Если же подходить глобально, то полученный в процессе борьбы за восстановление законности и справедливости опыт, полагаю возможным, сделать доступным всем людям попавшим в подобную ситуацию. Открывая практические реалии уголовного преследования, вырабатывая методы предупреждения правового произвола и организации комплексной защиты от него. Это проект масштабируемой социальной корпорации для пассионариев, то есть людей созидающих, среди которых безусловно и предприниматели, как наиболее лакомая цель для тех, кто рассматривает чей-то бизнес, как основу для своего кормления, используя полномочия, вверенные государством. Я рассказывал об этом проекте Уполномоченному по правам предпринимателей Борису Юрьевичу Титову, когда он был у меня с визитом. Насколько я понял, проект заинтересовал Бориса Юрьевича так, что он даже попросил представить ему концепцию для более подробного изучения.

Как вы сами для себя решили, почему вся эта история с уголовным преследованием произошла именно с вами?

Совпадение интересов «нечистоплотных», беспринципных людей, мои собственные неосторожность и некоторая как это ни странно - наивность.

Причиной, стала попытка руководителей доведенного до банкротства кооператива «Инвестор-98» избежать уголовной ответственности, путем фальсификации первичных документов бухгалтерского учёта и оговора непричастных лиц.

Следствием, стала «операция» по «перехвату» моего бизнеса к чему подключились некоторые мои недобросовестные партнеры, как внешние так и внутренние, решившие «подтолкнуть» процесс моего уголовного преследования для последующего захвата предприятия. «Помощь» таковым, оказал мой бывший друг, бывший сотрудник милиции, бывший начальник службы безопасности моей компании - Цымбер Яков Владимирович, по странному стечению обстоятельств - также товарищ судьи Стешенко, которому было распределено данное дело, который в итоге и вынес по моему мнению заведомо незаконный приговор. Там же и бывший технический директор моей компании - Кузенко Владимир Борисович, помогавший осваивать мой бизнес новым владельцам за помощь в выведении из под уголовного преследования, что и случилось, так его всё тот же судья Стешенко, вывел из дела как психически нездорового человека, после чего Кузенко сразу «выздоровел» и спокойно дожидаясь истечения срока давности, продолжает работать в том же «освоенном» бизнесе. В чём же были моя неосторожность и наивность, спросите Вы? В неоправданном доверии и попытке ориентировать в т.ч. и этих людей на не свойственные им идеалы, заложенные в меня самого с детства, среди которых например «сам погибай, а товарища выручай», отрицание любой формы предательства, приоритет нравственных ценностей над материальными. К сожалению, все это было использовано против меня. Тот же Цымбер, называвший себя товарищем и другом, вышедший на пенсию после службы в милиции, пришёл ко мне трудоустраиваться - в чём я ему, конечно же помог. Так он попал в бизнес, став ближайшим соратником и начальником службы безопасности. Однако, получив доступ к системе жизнедеятельности предприятия, к его секретам, ко всем активам, включая мои личные, этот человек вместо защиты, начал поиск уязвимостей для реализации краткосрочной личной выгоды. Далее, он использовал свой опыт работы в правоохранительной системе для разработки «капкана» в который я и должен был попасть однажды, поскольку доверял ему свою безопасность, чего ни в коем случае нельзя было делать. Но я в это время, как здесь говорят был «космонавтом», занимаясь исключительно развитием технологической компании, изобретениями, трансфером технологий, производством.

По такому поводу достаточно точно выразился А. Шопенгауэр:

«Обстоятельство, что люди с более благородными задатками и высшими дарованиями, так часто особенно в молодости обнаруживают поразительное отсутствие знания людей и практического ума, а потому легко попадают в обман или делают иные промахи, тогда как низменные натуры могут ориентироваться на свете гораздо быстрее и лучше, - обстоятельство это объясняется тем что при недостатке опыта приходится судить "a priori". И что вообще никакой опыт не может свидетельствовать "a priori"».

После моего ареста и атаки на бизнес - эти же «товарищи» запустили «на всю катушку» черный PR, направленный против меня для оправдания их действий, ведь в противном случае им было бы очень сложно объяснить свое поведение, что создавало угрозу репутационных рисков и могло затруднить ведение «осваиваемого» бизнеса.

Мне известно, что после рейдерского захвата у вас остался бренд «Церс», под которым действует компания, принадлежащая вашей сестре. Я также знаю, что в 2014г. олимпийская чаша была спроектирована вами (и как волонтер ОИ-2014 хочу сказать, что она классно у вас получилась).

Бренд «Церс» - это семейная ценность, поэтому ни при каких обстоятельствах он не мог попасть к рейдерам. Хотя они, безусловно, этого добивались. В ход шли все возможные средства: угрозы, шантаж, более того часть оборудования выпущенная под этим брендом на нашем предприятии и попавшая в руки рейдеров после моего ареста, согласно имеющейся у меня информации, еще долго реализовывалась захватчиками под этим же брендом на различных рынках.

Сейчас под этим брендом работают две новые компании, поскольку бизнес после рейдерской атаки, пришлось воссоздавать не просто «с нуля», а выбираться из отрицательной «зоны».

По поводу Олимпийской чаши хотел бы уточнить, не она сама была мною спроектирована, а проект освещения. Когда защитники принесли мне сообщение о том, что есть возможность разработать такой проект, я очень обрадовался, поскольку был и остаюсь патриотом свой страны, и для меня очень важно участвовать в ее возвышении, а в тот момент речь шла фактически о представлении нашей страны всему миру. Поскольку в этот момент, по стечению обстоятельств я находился в карцере СИЗО, то условия, естественно были очень непростыми... Рисовать эскиз проекта пришлось достаточно долго, ручками разного цвета, поскольку никакие иные средства в СИЗО недоступны. А вот идея сформировалась достаточно быстро, фактически за одну ночь, после чего я подготовил эскизы, и передал в компанию сестры через защитников. Далее, по этим эскизам специалистами компании было проведено 3D-моделирование, проект был утвержден заказчиком и воплощён в реальность, что вы все увидели… Кроме того, когда началась непосредственная работа над разработкой необходимого для осуществления данного проекта оборудования, - я также готовил эскизные чертежи оборудования, описав также и то, как вижу монтаж и систему управления. Так, мои черновые разработки поступили в производство семейной компании и были успешно реализованы.

Чем сейчас занимается компания?

Компания занимается производством промышленной светотехники на светодиодных кластерах, ориентируясь на верхний и средний ценовой сегменты. Кроме того, компания занимается дизайном и инжинирингом.

Вы продолжаете генерировать идеи для нее, разрабатывать что-то новое?

Да, эпизодически я отправляю через защитников то, что называю «записками будущему» - своим близким. Что-то из этого находит свою реализацию сейчас, что-то откладывается. Конечно, большая часть моих идей устремлена в будущее и поскольку мне неизвестно когда я смогу оказаться в реальной жизни, то приходится делать такие «закладки самому себе», генерируя идеи актуальные для различных будущих периодов.

Если возможно, не раскрывая секреты, расскажите об этом.

Например, это то о чем я рассказывал Борису Юрьевичу Титову - системы освещения основанные на лазерах. Я начал этим интересоваться еще в 2008 году, поскольку уже тогда был убежден, что нам, нашей стране не нужно догонять технологических лидеров в области производства светодиодов, но используя результаты их деятельности, самим совершить технологический скачок. И перейти к еще более эффективным системам освещения, нежели светодиодные, то есть к лазерным. Особенно актуальным это представлялось мне еще и потому, что советская наука, ставшая надежным фундаментом для российской, сделала огромный задел в области развития лазерной технологии. И, по моему мнению, наша страна могла бы уверенно конвертировать эти знания в производство практических вещей мирового класса. Есть у меня и другие, более масштабные проекты технологического бизнеса, где светотехника в частности и энергосберегающее оборудование в общем, являются лишь одними из возможных «точек входа». По сути, это не только технологическая концепция, но и бизнес-модель нового поколения, базирующаяся на активном использовании промышленного интернета и иных сетевых технологий. Также у меня есть любимый проект, который называется «дом как машина для жилья», но эта уже другая, большая история, к которой я вернусь, когда вернусь…

По поводу рейдерского захвата меня беспокоит еще один вопрос. Вот есть вы, человек, который изобретает. И есть конкуренты, которые нацелены на прибыль. Они отобрали все материальное, что было в вашей компании, но не смогли забрать ваши идеи и ваши мысли. Конкуренты выиграли от этого рейдерского захвата? Стали ли они, на ваш взгляд, успешными на рынке? В чистой теории стоило ли это того?

Прежде всего, я хотел бы правильно расставить акценты, поскольку не считаю рейдеров конкурентами. Мы из разных миров. Я созидаю, и этим живу, он живут тем, что разрушают. Либо захватив - используют, «выжимая все соки» из имеющихся идей и не генерируя ничего нового, таким образом реализуя наипростейшие задачи по «набиванию мошны» во имя личного комфорта, что является их главным приоритетом.

Все тот же А. Шопенгауэр заметил, что:

«Всякий собственно может понимать и ценить лишь вещи с ним однородные, ведь с плоским однородно плоское, с пошлым пошлое, с неясным запутанное, с бессмысленным нелепое».

Поэтому, они захватив то материальное, что было в нашей компании – получили ими желаемое, даже не пытаясь созидать новое. Выиграли ли они от этого – это как посмотреть. Если рассматривать сугубо цинично с точки зрения инвестиций в мое уголовное преследование как «бизнес-проект», то они получили сверх-прибыль, вложив какую-то небольшую относительно стоимости захваченного сумму. Выиграли ли они в глобальной перспективе – стали ли они конкурентными в этой отрасли, зная этих людей – сомневаюсь, кроме того, насколько мне известно, удельный вес их компании на рынке, образованной из моего бизнеса - мягко говоря невелик, даже несмотря на то, что им досталось всё готовое. А инноваций, как таковых нет. Стали ли они успешными? Здесь опять, какою мерой мерить – с точки зрения текущего заработка каких-то денег – наверно, что-то ведь они зарабатывают; но весьма маловероятно, что они хоть когда-нибудь окажутся среди лидеров в данной отрасли.

Стоило ли это того? Пожалуй, этот вопрос стоит рассматривать не в контексте ведения бизнеса, а в контексте получения материальных благ конкретными людьми, которые в результате моего ареста стали совладельцами «перехваченных» бизнеса и активов, приобрели себе новую недвижимость, машины и иные ценности, таким образом, реализовав понятные им мечты. В этом мы с ними разные, поскольку я мечтал о сильной компании мирового класса, созидающей будущее, совершающей открытия, благополучие которой строится на сотрудничестве внутри великолепной команды единомышленников. В этом смысле, то что они сделали – того не стоило, но как я уже сказал - у нас разные точки зрения. А кроме того, их обман и основанный на этом захват относительно небольших ценностей - закрыл для них перспективу. Думаю, что этим они достигли своего максимума.

Что, если бы вас не посадили? Какой компания «Церс» была бы сейчас?

Здесь я вынужден Вас поправить, не посадили, а арестовали. Для меня это принципиально разные с философской точки зрения понятия, поскольку посадка, по моему ощущению, это следствие совершения реального преступления, тогда как мой приговор стал в том числе следствием собственно ареста как самодостаточной причины и одного из условий для совершения преступления другими людьми.

Какой компания Церс была бы сейчас? Уверен, что это была бы классическая «компания-газель», среднего по мировым меркам размера, но обладающая великолепной бизнес-культурой и отличными технологиями, встроенная в систему международной производственной и научной кооперации. Если не говорить о широких планах в части входа компании в новые, смежные сферы деятельности, а сосредоточится только на светотехнике, то полагаю, что в этой области мы стали бы компанией, по относительным масштабам, философии и качеству, соответствующей компании «Порше», которая являясь по меркам автомобильной индустрии небольшим производителем, при этом является одним из безусловных технологических лидеров.

Как проходит ваш день сейчас? Могли бы вы описать его? Мы в редакции уверены, что в СИЗО, как и в тюрьме, очень и очень скучно (сами проверять мы не хотим) — это правда? Есть ли возможность чем-то разнообразить будни, что-то выучить, например?

Знаете, описывать дни в СИЗО в моем случае, наверно, бессмысленно. Поскольку, если говорить в широком, обыкновенном смысле, все эти дни подобны друг другу, и подобны таким же дням других арестантов, о чем, наверное, каждый из них мог бы Вам рассказать. То есть в этом смысле, в моем опыте немного особенного, если не считать 2685 дней, проведенных мною в этих условиях на момент подготовки ответов на Ваши вопросы. А вот уже в этом смысле, мой опыт наверно можно считать в достаточной степени уникальным. Существует даже специальная теория о том, что человек, который провел в крытой тюрьме, коей по сути и является СИЗО, более 6-7 лет, испытывает такое психическое напряжение, такой стресс, что начинает необратимо изменяться разрушаясь - психика. Впервые, я услышал об этом от одного из следователей, во время ознакомления с материалами уголовного дела в далеком теперь, 2011 году. Уже тогда, осведомлённые о реальных обстоятельствах моего уголовного преследования, сотрудники правоохранительных органов, прогнозировали большой строк заключения, если я не договорюсь со своими «коммерческими партнёрами». Вот тогда-то мне рассказывали о тяготах предстоящего пути, упоминая в том числе и эту экзистенциальную проблему. В тот момент я не очень серьезно к этому отнесся, поскольку считая себя достаточно высокоорганизованной личностью, вообще не верил, что могу столкнутся с чем-то подобным в самом себе. Потом я еще довольно долго в это не верил, наверное лет 5-6, полагая, что где 5-6 лет, там и 7 и 8 лет. Однако на рубеже 6-7 лет заключения, - я с изумлением обнаруживал, возрастающие внутри самого себя экзистенциальные переживание и давление. Теперь я могу подтвердить существование такой проблемы, с которой, действительно непросто справиться. Непросто, но возможно... Для чего требуются самоактуализация и постоянный диалог с самим собой. Пожалуй, с учётом моего аскетизма и отсутствия страха перед какими-либо страданиями - это самое серьезное из всех испытаний, которые пришлось преодолевать на этом пути.

Мне очень близко по духу то, как это описал Ницше:

«Человек есть нечто, что должно преодолеть»

«Каждый когда-либо строивший «новое небо», мощь свою для него находил в своем личном аду»

Есть ли у вас полноценная возможность работать в СИЗО?

Полноценной возможности работать в привычном понимании - в СИЗО нет и быть не может. Вся моя работа зиждется на ограниченных материалах по интересующим темам, изредка попадающих ко мне в распечатанном виде, знаниях накопленных до ареста и размышлениях. Когда никто и ничто не приносят тебе нового, тогда все больше нового ты открываешь в самом себе

Место заключения похоже на реальный мир? Или это совершенно другое пространство со своими законами и правилами?

Предположу, что вас интересует не буквальное описание места заключения и уклада арестантов, поскольку такого рода «живописаний» должно быть много в различных источниках. Поэтому дам Вам другую оценку, экзистенциальную…

Поэтому ответ - и да, и нет.

Да, ведь хотя место заключения и напоминает каверну во времени и пространстве, здесь все же появляются люди приходящие из внешнего мира, которые приносят на себе «запах» нормальной жизни, где есть дом, семья, мечты…

Нет, поскольку здесь говоря образно, есть лишь два цвета: серый и чёрный… Тогда как другие цвета, живые, такие как зелёный цвет травы и синий цвет моря, можешь увидеть только во сне…

Соответствуют этому и законы и правила этого места, где суровая реальность заключения, сопряженная с сильными переживаниями – ожесточает человека, делает его холодным, концентрирует, усиливая способность к сопротивлению.

Если это письмо читают сотрудники ФСИН (здравствуйте), надеюсь, они пропустят этот вопрос (пожалуйста) — что для вас в СИЗО является самым сложным, тяжелым или неудобным?

Обычно люди думают о том, как провести время, а те кто стремится созидать - хотят время использовать. Тогда как здесь, время теряешь, понимая, что это самый ценный и не восполняемый ресурс. Это и является и самым сложным и тяжёлым и неудобным.

По вашему мнению, после всего случившегося с вами, предпринимательство в России — это опасная деятельность?

Отвечая на это вопрос я бы его расширил, поскольку после всего случившегося со мной опасным я бы назвал не само предпринимательство, которое априори по природе своей содержит в себе риск. Опасной является парадигма, при которой любой риск в случае его воплощения, признаётся умыслом на совершение преступления и ведёт к регулированию предпринимательской деятельности при помощи уголовных инструментов, что противоестественно и исключает из предпринимательской деятельности саму способность к риску, а значит и к открытиям. Кроме того, опасным для предпринимательства является условие, когда не ценят ценимое, когда отсутствуют условия для сохранения созидаемых ценностей. Условие при которых предпринимательство, которое априори направлено на создание добавленной стоимости, рассматривается как кормовая база, людьми, воля к мощи которых направлена на удовлетворение своих потребностей через разрушение.

Читайте на РБК

#ЮрийОсипенко #ДелоОсипенко #РостовскийОбластнойсуд

Команда Эгрегор

    Для участия в проекте Эгрегор, обращения за помощью, предоставления, публикации информации либо получения консультации, обращайтесь к нам нажав на кнопку внизу данного текста.

     Вы можете подписаться на "Хроники уголовного преследования"  Осипенко Ю.В. и следить за развитием ситуации  этого проекта Эгрегор.