Избранное

Последние 

публикации

Архив

Поиск по тегам

Тегов пока нет.

Следите за нами

  • email_icon
  • Facebook Basic Square
  • Twitter Basic Square
  • Vkontakte Social Icon
  • YouTube Social  Icon

Заключения специалистов Российской академии наук по делу Осипенко. Часть 8. Незаконное удаление Юрия


В апреле 2017 года, изучив приговор и материалы дела Осипенко, – ведущие российские учёные и специалисты в области права, представили независимые научно-консультативные заключения с выводами «об отсутствии состава указанного преступления в целом», что «является основанием для отмены или изменения соответствующего судебного решения в апелляционном порядке», а многочисленные нарушения Уголовно-процессуального кодекса и Конституции РФ в комплексе «могли повлиять на вынесение законного и обоснованного судебного решения, что в соответствии с п. 2 статьи 389.15 является основанием отмены или изменения приговора в судебном порядке».

С учётом запутанности искусственно «раздутого» дела, превышающего по объёму дело в Нюрнбергском процессе, выводы каждого из экспертов, будут опубликованы частями, согласно поставленным вопросам.

Старший научный сотрудник сектора уголовного права, криминологии и проблем правосудия Федерального государственного бюджетного учреждения науки, Института государства и права Российской академии наук, кандидат юридических наук, доцент Ш.Н. Хазиев.

Вопрос 6. Является ли обоснованным удаление Осипенко Ю.В. в порядке ст. 258 УПК РФ в ходе заявления ходатайства о предоставлении доказательств защиты суду? Является ли нарушение прав Осипенко Ю.В. на защиту, основанием к отмене приговора, предусмотренным п. 6 ч.2 ст. 389.17 УПК РФ, с учетом того, что судом ему не было разъяснено право ходатайствовать о его участии в прениях сторон?

Ответ на вопрос № 6.

Исходя из обстоятельств рассматриваемого дела удаление подсудимого Осипенко Ю.В. в порядке ст. 258 УПК РФ до окончания прений сторон следует признать необоснованным по следующим основаниям.

В соответствии с ч. 1 ст. 247 УПК РФ судебное разбирательство уголовного дела проводится при обязательном участии подсудимого. Удаление подсудимого из зала судебного заседания является исключительной мерой воздействия.

Осипенко Ю.В. был удален из зала судебного заседания 19.05.2016 г. Прения сторон проводились 28.07.2016 г. и 04.08.2016 г. Приговор по делу был провозглашен 27 сентября 2016 г.

В решении об удалении подсудимого из зала судебного заседания в соответствии с частью третьей статьи 258 УПК РФ суд обязан указать фактические обстоятельства допущенных подсудимым нарушений порядка в ходе судебного заседания и привести достаточные аргументы в обоснование вывода о необходимости удаления подсудимого. Постановление судьи Стешенко А.А. содержит указание на «неоднократные случаи нарушения порядка в судебном заседании, выразившиеся в неподчинении распоряжениям председательствующего, в голословных высказываниях дискредитирующего характера в адрес суда». При этом, судя по постановлению, указанные «нарушения порядка в ходе судебного заседания» были совершены только 19.05.2016 г. В чем заключались «многочисленные игнорирования подсудимым Осипенко Ю.В. распоряжений председательствующего, систематические нарушения им порядка в судебном заседании» в постановлении не указано.

Ознакомлением с протоколом судебного заседания от 19.05.2016 г. установлено, что конфликтная ситуация в процессе судебного разбирательства возникла в связи с отказом председательствующего стороне защиты исследовать доказательства – первичные кассовые документы, приобщенные к материалам уголовного дела со ссылкой на то, что эти документы были исследованы специалистами и экспертами и «имеют опосредованное значение». При этом в обоснование своего решения об отказе в исследовании первичных кассовых документов председательствующий сослался на постановление Президиума Тульского областного суда от 16.02.2016 года 4У-1/2016.

Однако, как следует из текста постановления Президиума Тульского областного суда, на которое сослался судья Стешенко А.А., речь в нем шла о случае, когда ни одна из сторон процесса в ходе судебного разбирательства не ходатайствовала об исследовании первичных документов. Ниже приводится соответствующая выдержка из решения Президиума Тульского областного суда:

«Из протокола судебного заседания и приговора следует, что суд не исследовал вещественные доказательства: выписки из хозяйственных книг, сами книги, а ограничился протоколом выемки от ДД.ММ.ГГГГ и осмотра от ДД.ММ.ГГГГ в объеме с 73 по 83 страницы.

Считать такие действия нарушающими уголовно-процессуальный закон и повлекшими возможность принятия неправосудного решения нельзя.

На исследование вещественных доказательств, как на это обращается внимание в доводах кассационной жалобы, нормами УПК РФ не указывается.

Статьей 284 УПК РФ предусмотрена процедура не исследования, а осмотра вещественных доказательств. Осмотр вещественных доказательств в судебном заседании, как видно из данной нормы, проводится по ходатайству сторон.

Сторонами же определяется и объем подлежащих исследованию в судебном заседании доказательств.

Из протокола судебного заседания видно, что ходатайств об осмотре вещественных доказательств в ходе судебного следствия сторонами не заявлялось, а, исследовав те доказательства, которые перечислены выше, стороны не просили дополнительно исследовать материалы дела и не возражали против окончания судебного следствия» (выделено мной – Ш.Х.).

Из этого следует, что судья Стешенко А.А. неправомерно сослался на указанное решение как на судебную практику, оправдывающую его незаконный отказ исследовать доказательства по ходатайству стороны защиты. И именно в связи с таким незаконным решением судьи создалась конфликтная ситуация, вызвавшая законное возмущение подсудимого Осипенко Ю.В. и его высказывания в адрес суда являлись далеко не «голословными». Принципиальная позиция подсудимого, понимавшего, что отказ в исследовании доказательств по ходатайству стороны защиты является незаконным, и в дальнейшем будет препятствовать «нормальному ходу» судебного разбирательства, вызвала принятие судом столь суровой меры – удаления из зала судебного заседания до окончания прений сторон.

Подсудимый не лишен права оспорить удаление из зала судебного заседания в вышестоящий суд. Такое право вытекает из положений, приведенных в решениях Конституционного Суда Российской Федерации (Определение от 16 ноября 2006 г. № 515-О). При этом, если подсудимый полагает, что его удаление из зала судебного заседания произведено без достаточных к тому оснований, он не лишен права оспорить такое решение в вышестоящий суд как одновременно с обжалованием приговора, так и самостоятельно. Как указано в постановлении Конституционного Суда Российской Федерации от 2 июля 1998 года № 20-П по делу о проверке конституционности отдельных положений статей 331 и 464 УПК РСФСР, возможность самостоятельного обжалования решений, принимаемых в ходе производства в суде первой инстанции, еще до завершения судебного разбирательства должна обеспечиваться в каждом случае, когда эти решения могут повлечь нарушение конституционных прав, включая право на судебную защиту, при условии, что их пересмотр не будет приводить к ограничению дискреционных полномочий суда первой инстанции при принятии решения по существу дела. В соответствии с частью второй статьи 79 Федерального конституционного закона «О Конституционном Суде Российской Федерации» юридическая сила данного постановления и выраженной в нем правовой позиции не может быть преодолена, в том числе принятием нового уголовно-процессуального закона. Исходя из этого ч. 2 ст. 389.2 УПК Российской Федерации не может истолковываться как допускающий вопреки сохраняющему свою силу Постановлению Конституционного Суда Российской Федерации, лишение подсудимого возможности обжаловать судебное решение, ограничивающее его право быть судимым в его присутствии (подпункт «d» пункта 3 статьи 14 Международного пакта о гражданских и политических правах, Определение Конституционного Суда Российской Федерации от 15 ноября 2007 г. № 821-О-О).

Таким образом, суд, удаляя подсудимого Осипенко Ю.В. из зала судебного заседания, не имел права указывать в своем постановлении о том, что данное постановление может быть обжаловано только одновременно с итоговым решением по делу.

Кроме того, удаление подсудимого из зала судебного заседания предполагает такое его устранение из процесса, продолжительность которого должна быть адекватной (соразмерной) содеянному им и определяемой в том числе с учетом кратности (систематичности) допущенных нарушений порядка в судебном заседании (Определение Конституционного Суда Российской Федерации от 17 июня 2013 г. № 1007-О), и часть 3 статьи 258 УПК РФ во всяком случае не предполагает удаление подсудимого из зала судебного заседания на весь период судебного разбирательства (Определение Конституционного Суда Российской Федерации от 22 марта 2012 г. № 625-О-О).

Подсудимый вправе участвовать в прениях сторон в случае удовлетворения судом заявленного им ходатайства об участии в прениях (ч. 2 ст. 292 УПК РФ). Такое право должно было быть также разъяснено подсудимому Осипенко Ю.В. при оглашении постановления об удалении его из зала судебного заседания. Однако, как следует из протокола судебного заседания, судом данное право разъяснено не было.

Читайте далее. Часть 9.

Ранее. Часть 7.

#ИГПРАН #Предприниматель #ДелоОсипенко

Команда Эгрегор

    Для участия в проекте Эгрегор, обращения за помощью, предоставления, публикации информации либо получения консультации, обращайтесь к нам нажав на кнопку внизу данного текста.

     Вы можете подписаться на "Хроники уголовного преследования"  Осипенко Ю.В. и следить за развитием ситуации  этого проекта Эгрегор.