Избранное

Последние 

публикации

Архив

Поиск по тегам

Тегов пока нет.

Следите за нами

  • email_icon
  • Facebook Basic Square
  • Twitter Basic Square
  • Vkontakte Social Icon
  • YouTube Social  Icon

Заключения специалистов Российской академии наук по делу Осипенко. Часть 6.


В апреле 2017 года, изучив приговор и материалы дела Осипенко, – ведущие российские учёные и специалисты в области права, представили независимые научно-консультативные заключения с выводами «об отсутствии состава указанного преступления в целом», что «является основанием для отмены или изменения соответствующего судебного решения в апелляционном порядке», а многочисленные нарушения Уголовно-процессуального кодекса и Конституции РФ в комплексе «могли повлиять на вынесение законного и обоснованного судебного решения, что в соответствии с п. 2 статьи 389.15 является основанием отмены или изменения приговора в судебном порядке».

С учётом запутанности искусственно «раздутого» дела, превышающего по объёму дело в Нюрнбергском процессе, выводы каждого из экспертов, будут опубликованы частями, согласно поставленным вопросам.

Старший научный сотрудник сектора уголовного права, криминологии и проблем правосудия Федерального государственного бюджетного учреждения науки, Института государства и права Российской академии наук, кандидат юридических наук, доцент Ш.Н. Хазиев.

Вопрос 4. Соответствует ли требованиям уголовно-процессуального закона решение суда о проведении закрытого судебного разбирательства?

Ответ на вопрос № 4.

В соответствии со ст. 123 Конституции Российской Федерации разбирательство во всех судах открытое. Слушание дела в закрытом заседании допускается в случаях, предусмотренных федеральным законом.

Статья 241 УПК РФ также устанавливает, что разбирательство уголовных дел во всех судах открытое, за исключением случаев, когда разбирательство уголовного дела в суде может привести к разглашению государственной или иной охраняемой федеральной тайны; рассматриваются уголовные дела о преступлениях, совершенных лицами, не достигшими возраста шестнадцати лет; рассмотрение уголовных дел о преступлениях против половой неприкосновенности и половой свободы личности и других преступлениях может привести к разглашению сведений об интимных сторонах жизни участников уголовного судопроизводства либо сведений, унижающих их честь и достоинство; этого требуют интересы обеспечения безопасности участников судебного разбирательства, их близких родственников, родственников или близких лиц.

При наличии достаточных данных о том, что потерпевшему, свидетелю или иным участникам уголовного судопроизводства, а также их близким родственникам, родственникам или близким лицам угрожают убийством, применением насилия, уничтожением или повреждением имущества либо иными опасными противоправными деяниями, суд, прокурор, следователь, орган дознания и дознаватель принимают в пределах своей компетенции в отношении указанных лиц меры безопасности, предусмотренные статьями 166 (частью девятой), 186 (частью второй), 193 (частью восьмой), 241 (пунктом 4 части второй) и 278 (частью пятой) УПК РФ.

Как правило, положения пункта 4 части второй статьи 241 УПК РФ применяются при угрозе разглашения данных о личности свидетеля или потерпевшего, либо лица, заключившего досудебное соглашение о сотрудничестве со следствием.

В соответствии с ч. 2.1 ст. 241 УПК РФ в решении суда о проведении закрытого разбирательства должны быть указаны конкретные фактические обстоятельства, на основании которых суд принял такое решение.

Судья Новочеркасского городского суда Ростовской области Стешенко А.А. 26 февраля 2016 г. вынес решение о проведении судебного разбирательства в закрытом судебном заседании. В обоснование своего решения суд положил ходатайство подсудимой Черенковой Г.И., заявившей о том, что ей и ее дочери поступают угрозы от лиц, присутствующих при рассмотрении дела и не являющихся участниками процесса – гр-на Степаненко Н.В. О поступающих угрозах она обращалась в правоохранительные органы. Государственный обвинитель поддержал ходатайство Черенковой Г.И. и предъявил суду для обозрения материалы первичных проверок по заявлению Черенковой Г.И. в правоохранительные органы. В чем именно заключались угрозы в адрес дочери Черенковой Г.И., не являвшейся участницей данного процесса со стороны гр. Степаненко Н.В., также не являвшегося участником процесса (Степаненко Н.В. допрашивался в судебном заседании в качестве свидетеля, но не по обстоятельствам дела, а по вопросу нарушения подсудимой Черенковой Г.И. домашнего ареста), из постановления суда не видно. Суд сослался только на наличие заявления, не указав в чем именно заключались угрозы и как открытое судебное разбирательство может содействовать реализации угроз близкому родственнику подсудимой Черенковой Г.И.

Странным представляется утверждение судьи о том, что «Факты отсутствия взаимосвязи действий, указанных в заявлении с настоящим процессом, как на то ссылаются подсудимые и защита, не установлены. Наличие подобного рода заявления (выделено мной – Ш.Х.) ставит под угрозу безопасность близкого родственника участника процесса».

Таким образом, ни разу не упомянув ни о характере «угрозы», ни о возможных негативных последствиях открытого судебного разбирательства, суд вынес необоснованное, на наш взгляд, решение о проведении всего судебного разбирательства в закрытом порядке.

При таких обстоятельствах решение суда о проведении разбирательства в закрытом порядке не может быть признано соответствующим нормам уголовно-процессуального законодательства.

Читайте далее. Часть 7.

Ранее. Часть 5.

#ИГПРАН #ЮрийОсипенко #Закрытыйпроцесс #Предприниматель

Команда Эгрегор

    Для участия в проекте Эгрегор, обращения за помощью, предоставления, публикации информации либо получения консультации, обращайтесь к нам нажав на кнопку внизу данного текста.

     Вы можете подписаться на "Хроники уголовного преследования"  Осипенко Ю.В. и следить за развитием ситуации  этого проекта Эгрегор.