Избранное

Последние 

публикации

Архив

Поиск по тегам

Тегов пока нет.

Следите за нами

  • email_icon
  • Facebook Basic Square
  • Twitter Basic Square
  • Vkontakte Social Icon
  • YouTube Social  Icon

Заключения специалистов Российской академии наук по делу Осипенко. Часть 3.


В апреле 2017 года, изучив приговор и материалы дела Осипенко, – ведущие российские учёные и специалисты в области права, представили независимые научно-консультативные заключения с выводами «об отсутствии состава указанного преступления в целом», что «является основанием для отмены или изменения соответствующего судебного решения в апелляционном порядке», а многочисленные нарушения Уголовно-процессуального кодекса и Конституции РФ в комплексе«могли повлиять на вынесение законного и обоснованного судебного решения, что в соответствии с п. 2 статьи 389.15 является основанием отмены или изменения приговора в судебном порядке».

С учётом запутанности искусственно «раздутого» дела, превышающего по объёму дело в Нюрнбергском процессе, выводы каждого из экспертов, будут опубликованы частями, согласно поставленным вопросам.

Доктор юридических наук, профессор по кафедре уголовного права, заведующий сектором уголовного права, криминологии и проблем правосудия Федерального государственного бюджетного учреждения науки Института государства и права Российской академии наук, Сергей Васильевич Максимов.

Вопрос 5. Обязательно ли установление точной суммы ущерба для признания виновным по ст. 160 УК РФ? Должна ли сумма ущерба, причиненного подсудимыми в результате совершения преступления, предусмотренного ст. 160 УК РФ, и сумма ущерба, причиненного потерпевшим в результате совершения этого же преступления, быть одинаковой? Является ли установленное судом на с. 3862 Приговора суда и не устраненное в приговоре противоречие, касающееся ущерба, причиненного потерпевшим действиями подсудимых, выразившееся в установлении судом в приговоре двух разных сумм ущерба, причиненного подсудимыми по одному и тому же преступлению, предусмотренному ст. 160 УК РФ, существенным препятствием для правильной квалификации содеянного?

Обязательность установления точной стоимости похищенного в результате совершения преступления, запрещаемого ст.160 УК РФ, непосредственно вытекает из предусмотренных указанной статьей признаков соответствующего хищения, а также из необходимости отграничения хищений, совершенных путем присвоения или растраты и причинивших значительный ущерб гражданину, совершенных в крупном или особо крупном размерах и совершенных в иных размерах, поскольку точное определение стоимостной характеристики хищения прямо влияет на его квалификацию. Особое значение определение точной стоимости похищенного имеет для разграничения смежных составов хищения, причинения имущественного ущерба путем обмана или злоупотребления доверием, незаконного получения кредита и самоуправства, для которых признак совершения деяния в отношении чужого имущества виновного лица имущества имеет иное уголовно-правовое значение.

Для любого хищения сумма причиненного подсудимыми ущерба и сумма ущерба, причиненного ими потерпевшим, должны совпадать в силу того, что наличие потерпевшего является обязательным признаком любого хищения (в том числе, совершенного путем присвоения или растраты).

В этой связи, установленное судом (с. 3862 Приговора суда) и не устраненное в его Приговоре противоречие, касающееся размера ущерба, причиненного потерпевшим действиями подсудимых, выразившееся в установлении судом в приговоре 2-х разных сумм ущерба, причиненного подсудимыми по одному и тому же преступлению, предусмотренному ст. 160 УК РФ, является существенным препятствием для правильной квалификации содеянного, поскольку наличие таких расхождений может указывать не только на техническую ошибку, но и на необоснованное расширение пределов вменения в части относящейся к возложению на осужденных лиц обязанности возмещать ущерб не определенному точно кругу потерпевших.

Подобная судебная практика, свойственная преимущественно англо-саксонской системе права, противоречит базовому принципу объективно-субъективного вменения, на котором основано российское уголовное право и уголовное законодательство в течение последних двухсот лет. По нашему мнению, в рассматриваемом судебном решении нарушен принцип вины, закреплённый в ст. 5 УК РФ, согласно которому лицо подлежит уголовной ответственности только за те общественно опасные действия (бездействие) и наступившие общественно опасные последствия, в отношении которых установлена его вина. И далее «объективное вменение, то есть уголовная ответственность за невиновное причинение вреда, не допускается» (ч.2 ст.5 УК РФ). В рассматриваемом Приговоре суда точные размеры и характер причиненного по вине подсудимых вреда в форме ущерба (свойственного всем хищениям) каждому из потерпевших не были установлены.

В указанном Приговоре суда не была дана точная оценка характеру причиненного потерпевшим вреда, а именно - нанесенный последним имущественный ущерб, который применительно к любому хищению выражается в уменьшении наличного имущества собственника или иного законного владельца, не отграничен от несвойственного хищениям вида вреда в форме упущенной выгоды (неполучение процентов по договору займа), что, на наш взгляд, послужило существенным препятствием для правильной квалификации инкриминированных подсудимым действий.

6. Влияет ли на квалификацию содеянного Осипенко Ю.В. как хищения денежных средств потерпевших в форме присвоения и растраты, отраженный на с. 3829 - 3833 приговора факт установления судом (со ссылками на положения ГК РФ) того, что потерпевшие при переоформлении договоров деньги в кассу не вносили, а превращали деньги путем новации долга в заемное обязательство (при этом суд не указал, каким способом можно было похитить путем присвоения или растратить денежные обязательства вместо реальных денег)?

Установленные судом факты незаконного «отчуждения» обязательственных прав потерпевших на имущество (с. 3829 – 3833 Приговора суда), не могут быть квалифицированы как хищения, совершенные путем присвоения или растраты, поскольку нельзя похитить право требования уплаты долга и (или) право получить выгоду в будущем в виде процентов за пользование заемными денежными средствами.

Предметом хищения, как уже отмечалось, могут быть лишь существующие на момент хищения предметы материального мира: движимое и недвижимое имущество, прежде всего, деньги и вещи.

Читайте далее.Часть 4.

Ранее. Часть 2.


Команда Эгрегор

    Для участия в проекте Эгрегор, обращения за помощью, предоставления, публикации информации либо получения консультации, обращайтесь к нам нажав на кнопку внизу данного текста.

     Вы можете подписаться на "Хроники уголовного преследования"  Осипенко Ю.В. и следить за развитием ситуации  этого проекта Эгрегор.