ХРОНИКИ УГОЛОВНОГО ПРЕСЛЕДОВАНИЯ

Опасный прецедент

     Прецедент, созданный в Ростовской области действиями органов предварительного следствия, прокуратуры и суда в отношении предпринимателя Юрия Осипенко, можно сравнить с юридическим монстром Франкенштейна, который грозит стать громким коррупционным скандалом современности. Причём не только в России. Достаточно лишь базовых юридических знаний для того, чтобы понять - это дело не просто отбрасывает коррупционную тень нависающую над стороной обвинения, закрывающего глаза на ошибки предварительного следствия либо из корыстных соображений либо упорствуя и игнорируя их из опасений репутационного краха, который может наступить для неё в финале этой истории. Поэтому, вероятно, наступление финала и пытаются отложить всеми возможными силами и способами. Поможет ли это избежать справедливой ответственности в итоге? Сомнительно.

Бизнес в наручниках

      Можно было бы озаглавить этот блог "Российское импортозамещение за решёткой" или использовать не менее модные термины. Но дело не в терминах, а в антигуманной ситуации, которую заставляют пережить заведомо непричастного и невиновного человека. Остаётся всё меньше сомнений в том, что заинтересованные в его пребывании за решёткой силы действуют осознанно, дабы сломать как личность, заставить взять на себя чужую вину и тем самым отвести от самих этих сил справедливое возмездие.

 

     На фоне заявлений о необходимости ​улучшения инвестиционного климата, поддержки бизнеса, развития правового государства, Ростовская область в последние несколько лет не раз была ославлена как регион, где уголовные дела в отношении известных предпринимателей и журналистов получали общественную оценку как сфабрикованные или заказные. Правовой нигилизм отдельных утративших настоящие ценности и ориентиры "слуг закона" на Дону даёт повод общественности заявлять о произволе силовых органов и судов. Эрозия закона вкупе с избирательным правоприменением для разных социальных слоев общества, принимает системный характер. Выходит, что любой гражданин России может быть безнаказанно взят в заложники, заключён в тюрьму без правовых оснований на неопределённое время в "интересах сторон", а при необходимости и доведён до гибели. При этом, вышестоящие структуры в случае вашего к ним обращения, направят его для проверки тем самым лицам, чьи действия следует проверить таким образом замыкая "порочный круг" и формируя безысходность.

 

     Такое поведение некоторых облечённых властью "слуг закона" не может не подрывать доверия общества к органам власти в целом, представляя угрозу самим основам государственности наравне с терроризмом.

 

     В связи с этим дело предпринимателя Юрия Осипенко носит знаковый характер и от его исхода зависит в некотором смысле, судьба "правового климата" в Ростовской области: останется ли она в рамках российского правового поля или продолжит сползание во тьму псевдоправа, более присущую некоторым африканским режимам.
Впрочем, перейдём к сути вопроса.

 

     История крушения финансовой пирамиды регионального разлива – Кредитного кооператива "Инвестор – 98" – началась в кризисном 2008 году. За крушением последовали уголовные дела, под маркой которых странным образом остаются де-факто на свободе, а то и вовсе выведены из дел - главные ответственные за создание пирамиды лица. При этом продолжается преследование заведомо непричастных и невиновных, сторонних лиц с одновременной рейдерской атакой на оказавшиеся в связи с этим доступными предприятия в Ростовской области и Краснодарском крае.

 

     6-й год остаётся под арестом в СИЗО без возбуждённых в отношении него уголовных дел и разъяснения обвинения предприниматель Юрий Осипенко. При этом местные суды не просто отказываются от рассмотрения по существу допущенных в данном деле нарушений закона и самого дела, но похоже из каких-то далёких от закона побуждений - дезинформируют вышестоящие инстанции, превратив Осипенко в заложника неких интересов. Выступая при этом фактически как корпорация частных лиц, ставящая свои внутренние интересы выше общественных, корпорация, подменяющая закон правоприменением, реализуя таким образом возможность произвольно и в своих интересах определять виновность или невиновность людей, разрешая споры между ними именем Российской Федерации.

 

Зловещий фактор

      В 1998 году по инициативе 22 авторитетных граждан г. Новочеркасска, был учреждён Кредитный кооператив "Инвестор – 98", специализирующийся на работе с займами. Одними из ключевых организаторов стали гражданские супруги Александр Федорцов и Галина Черенкова, занявшие во вновь учреждённой организации должности председателя представительного органа и генерального директора кооператива соответственно. Стоит уже на этом этапе отметить, что среди организаторов и учредителей "Инвестора – 98" Юрия Осипенко не было и он никаким образом не имел к нему отношения.

      Кооператив ориентировался на финансовую взаимопомощь пайщиков и коллективные инвестиции, привлекая денежные средства физических лиц со ставкой до 48% годовых.

 

      Очевидно, что такую высокую заявленную доходность очень сложно получить, даже осуществляя рискованные вложения и финансовые операции. Важно помнить, что в период деятельности кооператива банки представляли кредиты среднему бизнесу под 12-15% годовых, для малого бизнеса ставка достигала 20-23%, а для крупного – падала до 10-11%. Однако банк выдаёт кредит только после проведения всестороннего анализа деятельности компании, оценки бизнес-плана и только при наличии приемлемых залогов. Поэтому если компания действительно надёжная, то привлекать средства по ставкам, значительно превышающим вышеозначенные она вряд ли будет. Таким образом обещание гарантированной доходности свыше 20% годовых уже может смело быть расценено как признак так называемой финансовой пирамиды. 

 

     Это должно было рано или поздно стать явным. Что и случилось, когда с 2008 года кооператив перестал рассчитываться с пайщиками. В связи с этим были возбуждены два уголовных дела. Первое – против неустановленных лиц из числа руководителей кооператива по ч.4 ст.159 (мошенничество) УК РФ, второе – по ч.4 ст.160 (присвоение и растрата с использованием служебного положения) УК РФ против председателя Александра Федорцова и директора филиала в Октябрьском р-не Ростовской области, Екатерины Комаровой. Сначала, все развивалось по законам жанра, обыски и аресты счетов кооператива, допросы руководителей и материально ответственных лиц в рамках дел очерченных следователем. Однако далее в развитие дела вмешался некий фактор из-за чего события вокруг кооператива пошли по совершенно неожиданному и зловещему сценарию.

Справка:

     Согласно справки к обв​инительному заключению, по ст. 159 ч. 4 УК РФ следователем  СЧ ГСУ при ГУВД по Ростовской области 25.09.2008 г. было  возбуждено уголовное дело № 2008717530 (том 1 л.д. 7-10) в отношении неустановленных лиц из числа руководителей ПК "ПС "Инвестор-98" (лист обвинительного заключения 68265).
 
         Из обвинительного заключения (л. 68265) и постановления о возбуждении уголовного дела №2008717530 (том 1 л.д. 7-10) однозначно следует, что весь круг заподозренных следствием лиц ограничен только "неустановленными лицами из числа руководителей ПК "ПС "Инвестор-98". Т.е., весь круг подозреваемых следствием в совершении данного преступления лиц ограничен сотрудниками ПК "ПС "Инвестор-98", и не просто сотрудниками, а только сотрудниками из числа руководителей ПК "ПС "Инвестор-98".

 

     Таким образом, уголовное дело № 2008717530 возбуждено следователем не в отношении неограниченного круга лиц, что позволило бы следователю расширить круг привлекаемых по делу лиц и преследовать любое иное лицо, не относящееся к руководителям ПК "ПС "Инвестор-98". Из требований норм УПК РФ и правовой позиции Конституционного Суда РФ следует, что привлечение к уголовной ответственности по ч. 4 ст. 159 УК РФ по уголовному делу №2008717530 лиц, не относящихся к числу руководителей ПК "ПС "Инвестор-98", является незаконным.

      Согласно обвинительному заключению, Осипенко Ю.В. никогда не являлся ни сотрудником ПК "ПС "Инвестор-98", и, тем более, никогда не относился к числу руководителей ПК "ПС "Инвестор-98".

 

     И, тем не менее, вмешательство некоего зловещего фактора привело к тому, что именно он, совершенно постороннее лицо, был выбран "сакральной жертвой", на которой сконцентрировалось внимание следствия. Почему? Ответ на этот вопрос не так прост...    
Воздействовавший на правоохранителей зловещий фактор о котором мы говорили ранее - привел к тому, что по каким-то причинам из дела было выведено большинство руководителей кооператива и материально-ответственных лиц. Вместе с выведенными сотрудниками правоохранительных органов реальными фигурантами – "ушли" и основные активы кооператива. 

 

     Одна из потерпевших по делу -  Калуженко М.Д. так прокомментировала "странности" расследования:
      "Сочинский филиал кооператива был выделен в отдельное судопроизводство, и дело по нему вообще закрыто. Насколько я знаю - большая часть денег была переведена в Сочи в филиал и все деньги остались в Сочи. Беспредел конечно! Чем больше вникаешь в дело - тем больше вопросов. У нас конечно - правосудия нет! Уголовные дела были заведены на Федорцова и Комарову, а Комарову вывели вообще". 

 

     Бывший председатель кооператива Федорцов А.В. в своем сделанном в суде чистосердечном признании пояснил, что из организаторов кооператива к ответственности были привлечены только двое.  Это он - как руководитель представительного органа управления и его гражданская жена Черенкова Галина, которая единолично руководила исполнительным органом кооператива, подбирала и формировала коллектив, директоров, бухгалтеров, специалистов как в г. Новочеркасске, так и по филиалам.

 

     На этом этапе и произошли события, которые резко изменили судьбу Юрия Осипенко, в то время успешного бизнесмена, продолжавшего развивать свой стартап и не помышлявшего ни о каких финансовых пирамидах.

 

     Адвокат Осипенко, Н.В. Масалова, впоследствии так сформулировала этот парадокс выступая в судебном заседании:

 

     "Октябрьскому филиалу кооператива деньги пайщикам выдавала директор филиала Комарова, в отношении которой изначально и было возбуждено уголовное дело, а затем резко прекращено. В деле странным образом вместо Комаровой появился Осипенко без возбуждения в отношении него уголовного дела, который там никогда не был и никаких денег там не занимал.

     А деньги выводила Черенкова вместе с директорами филиалов и вкладывала их в недвижимость в г. Сочи, в том числе через своих родственников". 

 

Вот что говорит по этому поводу сам Юрий Осипенко: 

 

     "Обвинение мне было предъявлено по статье 159 - й в 2009 году, по уголовному делу возбуждённому в отношении неустановленных лиц из числа руководителей кредитного кооператива, то​ есть следователь конкретно очертил круг лиц которых можно привлечь к уголовной ответственности.
 

      Как известно из обвинительного заключения, а также из материалов дела и из показания потерпевших – я никогда не являлся ни организатором кооператива, ни его руководителем, ни сотрудником. Также это следует из чистосердечного признания – признания Федорцова, где он указал, кто же был реальными организаторами в числе 22 перечисленных лиц.
Таким образом в 2009 году следователь привлёк меня к уголовной ответственности по не возбуждавшимся в отношении меня уголовным делам. В связи с чем, я неоднократно выходил в суд с ходатайством об изменении мне меры пресечения в связи c невозбужденными против меня уголовными делами
".

 

     Итак, налицо серьёзное уголовно-процессуальное нарушение, допущенное в отношении Юрия Осипенко. Действительно, в постановлениях о возбуждении уголовных дел отсутствует ссылка, что они возбуждены в отношении неустановленных лиц без всяких ограничений. Это означает, что преследовать в рамках этих уголовных дел можно только руководителей кооператива. И привлечение Осипенко Ю.В. к уголовной ответственности по ст. 159 УК РФ и ст. 160 УК РФ является незаконным. Ведь Юрий Осипенко не является ни Федорцовым А.В., ни Комаровой Е.В, ни руководителем ПК "ПС "Инвестор-98", ни руководителем его филиалов, в отношении которых возбуждены уголовные дела по ст. 159 УК РФ и ст. 160 УК РФ. 

 

     Юрий Осипенко попросту не входит в круг лиц привлекаемых к уголовной ответственности по данным уголовным делам. На чем же основано предъявление Осипенко 05 октября 2009 года обвинение и избрание ему 05 октября 2009 года меры пресечения в виде подписки о невыезде? С точки зрения права – ни на чём.  

 

     Обвинение было предъявлено в рамках уголовных дел - которые в отношении Осипенко Ю.В. не возбуждались. А, следовательно, уже тогда предъявление Юрию Осипенко обвинения в совершении преступления, предусмотренного ч. 4 ст. 159 УК РФ и избрание ему 05 октября 2009 года меры пресечения в виде подписки о невыезде, как и выполнение всех последующих процессуальных действий были незаконными.

 

     Некоторое время сотрудники правоохранительных органов присматривались к Осипенко, привлекая его в качестве свидетеля по делу.  А присмотревшись, одним действием перевели его в разряд подозреваемых и обвиняемых. Так, предприниматель Юрий Осипенко, без возбуждения в отношении него уголовного дела в 2009 году, был привлечён к уголовной ответственности по ч.4 ст. 159 УК РФ за хищение денежных средств кооператива неустановленными лицами из числа его руководителей, при этом не являясь ни организатором, ни руководителем кооператива, ни каким-либо его сотрудником! 

 

     Отметим, что в деле сотрудника МВД России Темиргалиева Ф.А. при аналогичных обстоятельствах, Верховный суд РФ по надзорному представлению заместителя генерального прокурора РФ В.Я. Гриня решил, что выполнение процессуальных действий может быть применено лишь к лицу в отношении которого возбуждено уголовное дело.

 

     Привлечение любого лица, в том числе и предпринимателя, к уголовной ответственности без возбуждения в отношении него уголовного дела и его содержание под стражей является грубейшим нарушением уголовно-процессуального закона.

 

Согласно требованиям Уголовно-процессуального кодекса РФ и правовой позиции Конституционного Суда РФ стадия возбуждения уголовного дела является обязательной:
"Ч. 1 ст. 46, ч. 1 ст. 108, ст. 171 и 172 УПК РФ не предполагают возможность привлечения лица в качестве подозреваемого и обвиняемого и применения в отношении него меры пресечения в связи с подозрением (обвинением), в уголовное дело по поводу которого не было возбуждено. Кроме того, по смыслу ч. 3 ст. 7 УПК РФ проведение следственных и процессуальных действий без возбуждения уголовного дела в отношении конкретного лица ведёт к признанию юридически ничтожными порождаемых этими действиями и решениями последствий, оговоренных в законе специально (ч. 2 ст. 157 УПК РФ)".

      Из правовой позиции Верховного Суда РФ следует, что игнорирование судом формально-правовых оснований заключения под стражу (имея в виду отсутствие возбуждённых уголовных дел) ведёт к нарушению прав человека, лишает суд возможности вынести законное и обоснованное решение по делу, а при вынесении решения по делу влечёт его отмену. (Определение СК ВС РФ от 28.10.2008 г № 5-О08-216, определение СК Курского областного суда от 05.03.209 № 22-261/09).

 

     Темиргалиев являлся сотрудником МВД России, а не одним из сотрудников прокуратуры, в отношении которых было возбуждено уголовное дело. Верховный Суд РФ признал все последующие состоявшиеся судебные решения подлежащими отмене в связи с нарушением уголовно-процессуального закона при избрании меры пресечения Темиргалиеву Ф.А., в отношении которого уголовное дело не возбуждалось.

 

     Аналогичная ситуация как мы рассмотрели раньше - имеет место и по делу предпринимателя Осипенко Ю.В.
     При избрании Осипенко Ю.В. меры пресечения в виде заключения под стражу 5 июня 2010 года фигурировало два постановления о возбуждении уголовных дел, которые были возбуждены ст. 159 ч. 4 УК РФ и по ст. 160 ч. 4 УК РФ.

 

     По ст. 159 ч. 4 УК РФ было возбуждено уголовное дело в отношении неустановленных лиц из числа руководителей ПК "ПС "Инвестор-98" и его филиалов. При этом в постановлении о возбуждении уголовного дела отсутствует ссылка на то, что оно возбуждено в отношении неустановленных лиц без всяких ограничений.

 

     Из постановления о возбуждении данного уголовного дела чётко следует, что весь круг заподозренных следствием лиц ограничен только руководителями ПК "ПС "Инвестор-98" и его филиалов. То есть, данное уголовное дело было возбуждено следователем не в отношении неограниченного круга лиц, что позволило бы следователю расширить круг привлекаемых по делу лиц и преследовать любое иное лицо, не относящееся к руководителям ПК "ПС "Инвестор-98" и его филиалов, в том числе и Осипенко Ю.В.

 

     Так как согласно обвинительному заключению, Осипенко Ю.В. никогда не являлся ни сотрудником ПК "ПС "Инвестор-98", и, тем более, никогда не относился к числу руководителей ПК "ПС "Инвестор-98" и его филиалов, то он не входит в круг неустановленных лиц из числа руководителей ПК "ПС "Инвестор-98" и его филиалов.
По ст. 160 ч. 4 УК РФ было возбуждено уголовное дело в отношении Федорцова А.В. и Комаровой Е.В.

 

     Данное уголовное дело было возбуждено следователем в отношении только двух определённых лиц - Федорцова А.В. и Комаровой Е.В., что не позволяет следователю преследовать любое иное лицо, т.е. Осипенко Ю.В., по уголовному делу по ст. 160 УК РФ.

 

     Таким образом, при избрании Осипенко Ю.В. меры пресечения отсутствовали уголовные дела, возбуждённые в отношении Осипенко Ю.В., либо уголовные дела, возбужденные в отношении неограниченного круга, по которым его можно было бы привлечь к уголовной ответственности, что не было учтено судом.

 

    Из анализа постановлений о возбуждении уголовных дел по делу в отношении Темиргалиева Ф.А. и по делу в отношении Осипенко Ю.В., которые фигурировали при избрании им мер пресечения, следует, что имеет место одна и та же правовая ситуация и одно и тоже нарушение требований уголовно-процессуального закона - процессуальные действия, в том числе избрание меры пресечения, применялись к лицам, в отношении которых уголовные дела не возбуждались.

 

     А, исходя из правовой позиции Конституционного Суда РФ, "проведение следственных и процессуальных действий без возбуждения уголовного дела в отношении конкретного лица ведет к признанию юридически ничтожными порождаемых этими действиями и решениями последствий".

 

      "Разделение следствия и судопроизводства на два уровня "элитное" и "для всего остального народа" - бьёт по авторитету судебно - правоохранительной системы и подрывает у граждан страны веру в справедливость", – заявила Уполномоченный по правам человека Элла Памфилова, комментируя дело "Оборонсервиса.


      В таком случае, получается, что в нашей стране закон трактуется властными структурами различным образом для представителей разных социальных слоев общества?

 

     Либо на территории Ростовской области действуют иные законы? Или закон у нас доступен лишь сотрудникам правоохранительных органов, а остальным горе и произвол?

 

     Возвращаясь к Осипенко, напомним, что ему вменяют действия, совершенные организаторами, руководителями и сотрудниками кооператива в числе которых он никогда не был. Из обвинения следует, что директор Октябрьского филиала кооператива Екатерина Комарова оформляла договоры займа, по которым 13 человек получив денежные средства в сумме 311 млн. 218 тыс. 220 руб. внесли их в кассы предприятий, принадлежащих Федорцову.

 

     Осипенко к этим предприятиям никакого отношения не имел и в списке заёмщиков отсутствует. Исходя, из вышесказанного следует, что по версии следствия Осипенко виновен в том, что директор Октябрьского филиала кооператива Комарова, оформила и выдала из кассы деньги неизвестным ему лицам, которые их не вернули. Ни Комарова, в отношении которой и возбуждалось уголовное дело, ни вышеуказанные "заёмщики" к уголовной ответственности в итоге не привлекаются. Вместо них привлечён Осипенко, то есть ему фактически вменяются ЧУЖИЕ преступления! 

 

 

Справка:
     По уголовному делу в отношении Осипенко Ю.В. 22.03.10 г. было возбуждено только одно уголовное дело № 2010717104 по ст. 174.1 ч. 4 УК РФ, которое 12.07.2010 г. было прекращено по основаниям, предусмотренным п.2 ч.1 ст.24 УПК РФ, за отсутствием состава преступления.
 

     Из выводов независимой экспертизы ЦОП "Бизнес против коррупции" следует:

 

      "Несмотря на отсутствие постановлений о возбуждении уголовных дел в отношении Осипенко Ю.В. или связанным с ним обстоятельствам, уголовное преследование в отношении него продолжается, и он остается в условиях содержания под стражей".


     В ходе предварительного следствия были возбуждены следующие уголовные дела:

 

 - уголовное дело № 2008717430 возбуждено 16.07.2008 г. по ч. 4 ст. 160 УК РФ. Данное уголовное дело было возбуждено в отношении председателя правления потребительского кооператива "Потребительский союз "Инвестор-98" Федорцова А.В. и директора Октябрьского филиала Комаровой Е.В.


 - уголовное дело № 2008717530, возбуждённое 25.09.2008 г. по ч.4 ст. 159 УК РФ в отношении неустановленных лиц из числа руководителей ПК "ПС "Инвестор-98".


      "Если уголовное дело было возбуждено в отношении определённых лиц, скажем граждан А. и Б., а в дальнейшем возникло желание привлечь к уголовной ответственности и гражданина О., то в таком случае возбуждение уголовного дела в отношении О. является обязательным." - прокомментировал Нвер Гаспарян, адвокат, Советник ФПА РФ.


      В материалах уголовного дела, состоящих из 4 500 томов, и в обвинительном заключении, состоящим из 350 томов, отсутствуют какие-либо сведения об "организаторской" и "руководящей" роли Осипенко Ю.В. в деятельности кооператива.

 

      Любопытно, что и сами пострадавшие пайщики кооператива считают виновными руководителей и материально-ответственных лиц, а уголовному преследованию вместо них подвергают сторонних лиц не участвовавших в деятельности кооператива.

 

Ловушка

 

      "За время нахождения под стражей Осипенко полностью был разрушен его бизнес. Осипенко, в момент когда его задержали, был успешным предпринимателем и у него было много интересных проектов, изобретений и патентов на изобретения. А после того как его задержали и взяли под стражу, абсолютно все его активы исчезли" – рассказала адвокат Масалова.

 

      Видимо это одна из причин появления пресловутого зловещего фактора, переведшего внимание следствия на Осипенко. Его бизнес кое-кому представлялся очень лакомым куском. А проведя между крушением финансовой пирамиды и Осипенко мнимую связь, у этих сил появлялся шанс завладеть этими активами. К несчастью предприниматель слишком доверял некоторым из своих партнёров, которые как можно предположить - вступили в сговор с попавшимся на горячем руководством "Инвестора-98" для того, чтобы найти "сакральную жертву", которую можно "скормить следствию" к удовлетворению всех заинтересованных сторон.

 

     Юрий Осипенко – один из тех предпринимателей, которые действительно сумели создать в России конкурентоспособное производство. Можно не сомневаться, что оставайся он сегодня на свободе - его предприятия были бы одним из флагманов курса на импортозамещение. Одним из первых в России он организовал производство и эксплуатацию мощных светодиодных светильников, создал ряд инновационных предприятий, стал автором ряда патентов, открыл энергосервисные контракты, а его компании реализовали ряд крупных инфраструктурных проектов в России и за рубежом.

 

     Однако успешная деятельность одновременно сделала Юрия Осипенко мишенью для тех - кто хотел бы прибрать к рукам его бизнес и активы. Видимо здесь стоит искать причину - почему Юрий Осипенко оказался в деле "Инвестора – 98".

 

     Сотрудники правоохранительных органов трижды пытались поместить предпринимателя в СИЗО, но суд отказывал, не имея для этого оснований в рамках возбуждённых против руководства кооператива уголовных дел. Однако, отказываться от планов упрятать предпринимателя за решётку они видимо не хотели.

 

      Тогда-то и появилось новое уголовное дело в отношении самого Осипенко - легализация доходов, якобы полученных от деятельности кооператива, что на тот момент являлось особо тяжким преступлением и позволяло заключить под стражу.

Также эти сотрудники, разработали и реализовали провокационный план задержания, в результате чего, 5 июня 2010 г., предприниматель все же был взят под стражу.

 

      Нужно отметить, что организацией защиты Осипенко все это время, занимался человек опытный, называвший себя верным другом и соратником - бывший сотрудник милиции г. Новочеркасска Яков Цымбер, пришедший в компанию предпринимателя начальником службы безопасности, а также подобранный им адвокат Леонид Новиков. Эти лица убедили предпринимателя в том, что все нормально и вскоре претензии правоохранительных органов будут сняты. Однако - это не соответствовало действительности.

 

      Предприниматель, убеждённый в своей невиновности, спокойно продолжал свою деятельность. При этом, в связи с подпиской о невыезде, подробно информировал следователя о своих командировках для получения разрешений. Тем не менее, как оказалось, соблюдение закона в такой ситуации не гарантирует безопасность.

 

      Согласовав маршрут и получив через адвоката очередное разрешение следователя, предприниматель отправился в краткосрочную командировку, где решался вопрос о строительстве фабрики по производству светодиодных систем нового типа. При этом и адвокат и начальник службы безопасности очередной раз заверили предпринимателя, что все в порядке. Однако следователь в это время создаёт видимость розыска Осипенко, а следом за ним по согласованному маршруту отправляются оперативные сотрудники, которым было важно задержать предпринимателя за пределами Ростовской области и изъять имеющееся при нём разрешение следователя, чтобы создать основания для его задержания и помещения в СИЗО.

 
      Этот момент – очередная ключевая странность в происходящих вокруг Осипенко событиях. Согласно ответу ИЦ ГУВД РФ в розыск Осипенко был объявлен лишь 5 июля 2010 года. Но в это время Осипенко уже месяц как был арестован и помещён в СИЗО!

 

     Вероятно в связи с тем, что после ареста в качестве его защитников в дело вступили новые, независимые и честные адвокаты, сотрудники правоохранительных органов, таким образом, попытались как-то закрепить фиктивный розыск.

 

      Для того, чтобы арестовать Осипенко следователь Ю.В. Гонтарев, достоверно зная о том, что Осипенко Ю.В. находится в командировке, выносит постановление о розыске Осипенко Ю.В. о котором НЕ БЫЛО ОБЪЯВЛЕНО ОФИЦИАЛЬНО (есть документы, подтверждающие это). При этом следует отметить, что Осипенко Ю.В. через адвоката Новикова Л.В. неоднократно направлял в следственные органы ходатайства на разрешение выезда за пределы РО в связи с производственной необходимостью.

 

      Располагая достоверными сведениями о дне возвращения Осипенко из г. Москва в г. Ростов-на-Дону, Гонтарев направляет оперативных сотрудников для задержания Осипенко. Который и был задержан в аэропорту где должна была состояться пересадка в самолёт летящий в г. Ростов-на-Дону.

 
Справка: 

 

      Попытки представить Осипенко Ю.В., как лицо, нарушившее меры пресечения в виде подписки и домашнего ареста, не соответствуют действительности.

 

     05.10.2009 г. Осипенко Ю.В. было предъявлено обвинение в совершении преступления, предусмотренного ст. 159 ч. 4 УК РФ, и избрана мера пресечения в виде подписки о невыезде.

 

     Данная мера пресечения не устраивала сотрудников ГСУ при ГУВД по РО. Ими, 10.03.2010 г. Осипенко Ю.В. был задержан в порядке ст. 91 УПК РФ. Следователь ГСУ при ГУВД по РО Гонтарев ходатайствовал перед судом об избрании Осипенко Ю.В. меры пресечения в виде содержания под стражей. Но постановлением Ленинского районного суда г. Ростова-на-Дону от 10.03.2010 г. Осипенко Ю.В. была избрана мера пресечения в виде домашнего ареста.

 

     Однако, 19.04.2010 г. кассационным определением Судебной Коллегии по уголовным делам Ростовского областного суда постановление от 10.03.2010 г. было отменено, и Осипенко Ю.В. из-под домашнего ареста был освобождён.

 

     19.05.2010 г. постановлением Ленинского районного суда г. Ростова-на-Дону в ходатайстве следователя Гонтарев об изменении Осипенко Ю.В. меры пресечения в виде подписке о невыезде на меру пресечения в виде заключения под стражу было отказано.

 

     И только 05.06.2010 г. постановлением Ленинского районного суда г. Ростова-на-Дону Осипенко Ю.В. была избрана мера пресечения в виде содержания под стражей.

 

     По этим фактам в экспертизе ЦОП "Бизнес против коррупции" при  Уполномоченном по правам предпринимателей при Президенте РФ  Б.Титова сделаны следующие выводы:

 

"Анализ сведений, имеющихся в материалах дела приводит к выводу о том, что следствием были предприняты беспрецедентные меры для того, чтобы обеспечить Осипенко Ю.В. нахождение под стражей."

 

 

Справка:

 

      Согласно требованию ИЦ ГУ МВД России по РО Осипенко Ю.В. был арестован 04 июня 2010 г. При этом розыскное дело было заведено 05 июля 2010 г., т.е. через месяц после задержания Осипенко Ю.В.  Из Требования ИЦ ГУ МВД России по РО следует, что на момент избрания Осипенко Ю.В. меры пресечения в виде заключения под стражу он не находился в розыске.

 

     Согласно нормативным документам МВД, лицо считается объявленным в розыск с момента заведения в розыскных аппаратах розыскного дела и регистрации его в ИЦ УМВД субъекта федерации с присвоением номера дела. Дело заводится в течение 10 дней с момента поступления Постановление об объявлении розыска и материалов, подтверждающих факт уклонения подозреваемого или обвиняемого от следствия и суда, включая проверки ИЦ в розыскной аппарат.

 

     Таким образом, датой объявления Осипенко Ю.В. в розыск фактически является 5 июля 2010 года, т.е. когда Осипенко Ю.В. уже месяц находился под стражей в СИЗО.

 

     Осипенко Ю.В. не имел никакого намерения скрываться от правоохранительных органов, его выезды за пределы РО были связаны с производственной необходимостью. Это следует из ходатайства, представленного в суд управляющим директором "РОСНАНО" Гординым Д.С. -  В данном ходатайстве было указано, что "Осипенко участвует в развитии инфраструктурных проектов программы по созданию на базе существующих промышленных предприятий, сборочных производств современного энергосберегающего осветительного оборудования в регионах РФ. Данные проекты для России являются приоритетными. Для решения этих задач были выбраны производственные площадки в городах: Саранск, Красноярск, Уфа, Екатеринбург, Москва, Санкт - Петербург, Воронеж и др. Осипенко, как президенту производственного холдинга необходимо было находиться в регионах, выбранных для реализации вышеуказанных проектов и участвовать во всех переговорных процессах по решению стратегических задач".

 
 

Время рейдеров

      По прошествии времени стало понятно, что арест Осипенко был необходим для того, чтобы воспользовавшись его отсутствием совершить захват его бизнеса и вывод активов предприятий. Увы, участие в этом принимали заинтересованные лица из числа его бывших партнёров и сотрудников, важную роль сыграл – начальник службы безопасности группы компаний "Церс" – экс-сотрудник милиции Яков Цымбер.

     После ареста, в СИЗО-1, куда был помещён Осипенко, пожаловал один из следователей ГСУ, разъяснив "ситуацию" и "порекомендовал договориться" с заинтересованными лицами.

 

     Далее начальник службы безопасности Цымбер Я.В. используя доступ ко всем жизненно важным "органам" предприятий, сумел использовать попавшего под его влияние технического директора Кузенко В.Б. (которого также сначала ввели в данное уголовное дело, но далее вывели под предлогом возникшего шизоаффективного расстройства вдруг установленного без всякой экспертизы) для вывода активов Осипенко Ю.В.

 

     Оказывая давление на семью предпринимателя - Цымбер ввёл в предприятие заинтересованных лиц. После операции перехвата контроля и управления предприятий холдинга "Нация" в который входили компании "Церс" и "Нотис", начался вывод активов как материальных, так и нематериальных. При этом семье Осипенко доступ на предприятия был закрыт, после чего стало ясно, что произошёл рейдерский захват. 

 

     Рейдерами был произведён вывод денежных средств и товарно-материальных запасов. Также стало осуществляться давление на членов семьи Осипенко с целью получения права на бренд "Церс" и патентов на изобретения. Началась дискредитация деятельности Осипенко Ю.В. с целью оправдания рейдерского захвата и помещения его в СИЗО.  После того как, несмотря на шантаж и давление, нематериальные активы (патенты) семьи Осипенко Ю.В. рейдерам забрать не удалось – ими была образована "новая" компания, куда и перекочевали активы группы компаний Осипенко.

 

     При этом бывший начальник службы безопасности Цымбер Я.В. получил долю в "новом" бизнесе, став одним из учредителей, а директором стал, некто Григорян, ранее рядовой сотрудник группы компаний "Церс", а впоследствии уже "директор" компании "Инновтех", по странному стечению обстоятельств тайно созданную, как оказалось, незадолго до ареста Осипенко Ю.В.

     Попытки шантажа и оказания давления на семью и на бизнес семьи Осипенко, не прекращаются и теперь в связи с непрекращающейся борьбой предпринимателя с правовым беспределом.


      По странному стечению данное уголовное дело поступило в Новочеркасский городской суд к судье Стешенко А.А. с которым бывший начальник службы безопасности группы компаний Осипенко -  Яков Цымбер состоит в давних дружеских отношениях.

 связь Стешенко и Цымбер
 связь Стешенко и Цымбер

     Другая странность – неотличимое тождество продукции, выпускаемой компанией в которой Цымбер стал учредителем и продукцией в каталоге "Церс". Плагиаторы не постеснялись использовать, с  небольшими переработками, даже демонстрационный макет каталога с изображением продукции…

Сравнение каталогов Zers и Интессо
 

Повод для ареста

     Тем не менее, единственное возбуждённое против Осипенко уголовное дело о легализации средств, было шито белыми нитками. И 10.07.2010 г., его уголовное преследование по ст. 174.1 ч. 4 УК РФ было прекращено за отсутствием состава преступления, то есть по реабилитирующим основаниям. Это означает, что органу следствия не удалось установить фактов поступления денежных средств кооператива как в предприятия Осипенко так и на его личные счета.

     При избрании Осипенко Ю. В. меры пресечения ему инкриминировались деяния, предусмотренные ст. ст. 160, 159 и ст. 174.1 УК РФ. На момент избрания меры пресечения преступление, предусмотренное ст. 174.1 УК РФ относилось к категории особо тяжких преступлений. Что позволяло избирать в качестве меры пресечения содержание под стражей, в отличие от ст. ст. 160, 159 УК РФ, которые являются экономическими преступлениями.

 

      "Таким образом, если отталкиваться от действующего закона и практики верховного суда в 2009 году, следователь привлёк меня к уголовной ответственности по не возбуждавшимся в отношении меня уголовным делам", – прокомментировал Осипенко. – "В связи с чем, неоднократно выходил в суд с ходатайством об изменении мне меры пресечения с подписки о невыезде на арест. При этом незаконно избрав мне подписку о невыезде.
Когда, после нескольких попыток изменить мне меру пресечения – отмечу такое повышенное внимание  только к моей персоне, например, руководителей кооператива, против которых возбуждалось уголовное дело не пытаются так интенсивно взять под стражу, а акценты смещены на меня, – так вот, когда у следователя это не получилось, по моему мнению, именно с этой целью было возбуждено против меня единственное уголовное дело по статье 174.1 УК РФ, то есть легализации доходов, которое было прекращено вскоре после моего ареста.

 

      Поэтому я полагаю, что это дело было возбуждено только с целью заключения меня под стражу. Однако, на заведомо ложную попытку привлечь меня к ответственности по этой статье указывает то, что эта статья в дальнейшем не просто была прекращена, но уголовное преследование по этой статье, прекращено по реабилитирующим обстоятельствам, поскольку следствием и оперативными сотрудниками было достоверно установлено, что ни одного рубля ни на мой счёт, ни на счета моих компаний, ни на счета моих родственников никогда не поступало. Данные по этой проверке имеются в материалах уголовного дела. А главное, преследование по статье 174.1 УК РФ "Легализация доходов" прекращена по реабилитирующим обстоятельствам"

 

     Из заявления адвоката Масаловой: "В настоящее время достоверно установлено, что на момент вынесения судом постановления от 05.06.2010 г. Осипенко Ю.В. "не предпринимал меры по сокрытию следов своего участия в хищении денежных средств пайщиков ПК "ПС "Инвестор-98", а так же не осуществлял действия, направленные на легализацию (отмывание) данных денежных средств.

      Уголовное дело о привлечении Осипенко Ю.В. к уголовной ответственности по ст. 174.1 ч.4 УК РФ было возбуждено, по всей видимости, только для того, чтобы Осипенко Ю.В. была избрана мера пресечения в виде содержания под стражей. Данное дело было прекращено через месяц после того, как Осипенко Ю.В. был арестован, за отсутствием в его действиях состава преступления".

 

Без вины

      Видимо, понимая, что процессуальные нормы нарушаются, следствию пришлось изобретать различные способы для того, чтобы тянуть время, удерживая Осипенко за решёткой.

 

      Так, следователь, который должен бы все же предъявить какое-то обвинение Осипенко, придя в СИЗО объявил, что обвинение предъявлять не будет, так как "предъявил его вчера".

Удивлению защиты не было предела.   

      По этому поводу сторона защиты обратилась в Ленинский районный суд г. Ростова-на-Дону с жалобой в порядке ст. 125 УПК РФ на действия следователя СЧ ГСУ при УВД по г. Ростову-на-Дону Гонтарева А.В., нарушающие права обвиняемого при производстве предварительного расследования.

 

      Несмотря на то, что судом и "было установлено", что за 1 минуту - якобы были написаны Осипенко Ю.В и Лиозновой А.Е. 2 расписки, оглашены 15 листов постановления о привлечении в качестве обвиняемого, якобы разъяснены Осипенко Ю.В. его права и существо предъявленного обвинения, состоящего из 7 томов, – суд посчитал, что существо предъявленного обвинения, при таких обстоятельствах, разъяснено "надлежащим" образом.  

 

      При этом мотивировал свое решение суд тем, что "не может не доверять словам следователя". Хочется отметить, что это все же не вопрос веры, ведь не в церкви, но вопрос оценки на основании требований закона! Официальное предъявление обвинения не состоялось и по сей день.

 

      При рассмотрении жалобы принимал участие дискредитировавший себя прокурор отдела прокуратуры Ростовской области Захар Пешков, впоследствии осуждённый, но подавшийся в бега и.о. прокурора Новочеркасска. Между тем имеются доказанные сведения о том, что он практиковал оказание давления на следствие.

 

     Процитируем здесь Следственный комитет России:

      "Следствием и судом установлено, что в марте 2011 года Пешков вмешался в деятельность поднадзорного ему следователя путем дачи указаний о непредъявлении в установленном порядке обвинения и изменении законно избранной меры пресечения в виде заключения под стражу в отношении лица, совершившего ряд тяжких преступлений. В ходе личных встреч с матерью подозреваемого в совершении двух тяжких преступлений предлагал ей передать ему взятку в сумме 1,3 млн рублей за содействие им прекращению поднадзорным ему следственным органом полностью или частично уголовного преследования в отношении её сына".

 

      После получения взятки Пешков был задержан оперативниками донского управления ФСБ России. Правда, как уже упоминалось, на оглашение приговора (а осудили его на 9 лет "строгача" и назначили штраф в 92 млн рублей) он не явился – к слову, его почему-то не поместили под стражу на время следствия – и скрылся.

 

      Какое это имеет отношение к Осипенко? Да самое прямое – именно Пешков в свое время, будучи тогда ещё сотрудником отдела прокуратуры РО, выступал от имени регионального надзорного ведомства в судах, рассматривавших многочисленные жалобы защитников на нарушения следствием уголовно-процессуального закона, а также при продлении бизнесмену срока содержания под стражей! Однако наказание он не отбывает…

 

Новые защитники в процессе ознакомления с материалами уголовного дела пытались самостоятельно понять в чем обвиняется Осипенко и наконец увидеть те "доказательства" на основании которых его привлекли к ответственности. Однако следователь уклонялся и от их предъявления, мотивируя тем, что вправе представлять их когда сочтёт нужным, а после заявления защиты о желании провести независимую экспертизу документов и вовсе заявил об их пропаже. Таким образом наиболее "важные" доказательства из дела "исчезли"…

 

 

Экспертиза

      Было бы наивно полагать, что дело Осипенко останется незамеченным общественностью и правозащитниками. Широкий общественный резонанс привлёк к ситуации многочисленных правозащитников и экспертов, готовых дать независимую оценку происходящему. 

 

      Процитируем выдержки из заключения экспертов Центра общественных процедур "Бизнес против коррупции" при уполномоченном по правам предпринимателей Борисе Титове, рассмотревшим "дело Осипенко" предметно:

Из выводов объективной экспертизы: 

 

"… на наш взгляд, в данном конкретном случае имеются признаки недобросовестного привлечения и использования административных и правовых ресурсов с целью перераспределения собственности, т.е. присутствуют признаки   рейдерства".

 

"Представляется, что при таких обстоятельствах, несмотря на то, что выраженные признаки наличия спора хозяйствующих субъектов отсутствуют, в данном конкретном случае присутствуют все признаки недобросовестного насильственного захвата чужой собственности, т.е. признаки рейдерства".


"Из представленных материалов следует, что привлечение Осипенко Ю.В. к уголовной ответственности носит явно искусственный характер и проведено с грубейшими нарушениями норм действующего законодательства..."


"Анализ сведений, имеющихся в материалах дела, приводит к выводу о том, что следствием были предприняты беспрецедентные меры для того, чтобы обеспечить Осипенко Ю.В. нахождение под стражей".


"Характерно, что как только следствие добилось ареста Осипенко Ю.В., (5 июня 2010 года), единственное возбужденное в отношении него под надуманным предлогом уголовное дело было прекращено, причём по реабилитирующим основаниям (12 июля 2010 года)".


"Несмотря на отсутствие постановлений о возбуждении уголовных дел в отношении Осипенко Ю.В. или связанным с ним обстоятельствам, уголовное преследование в отношении него продолжается и он остаётся в условиях содержания под стражей".


"Подобные действия следствия, на наш взгляд уже безусловно, свидетельствуют о наличии коррупционной составляющей и требуют вмешательства вышестоящих инстанций для возвращения ситуации в правовое поле и привлечения виновных к ответственности".


"Все эти, а также иные факты грубого нарушения прав Осипенко Ю.В., включая недопустимость его уголовного преследования без возбуждения уголовных дел и необоснованное нахождение его под стражей, на что многократно указывалось в ходатайствах и жалобах защиты по делу, ни следствием, ни судом во внимание не приняты, что лишний раз свидетельствует о наличии коррупционной составляющей по делу".


"Представляется, что в данной конкретной ситуации необходимо срочно направить соответствующие обращения в адрес Генерального прокурора РФ и Председателя Верховного Суда РФ на предмет незамедлительного пересмотра положения Осипенко Ю.В.
 

Необходимо также  обратиться к руководителям соответствующих органов следствия, суда и прокуратуры, чтобы досконально проверить работу следователей СЧ ГСУ при УВД по г. Ростову-на-Дону Гонтарева А.В. и Папановой З.И. (автор обвинительного заключения) по настоящему делу, работу Прокуратуры Ростовской области, утвердившей обвинительное заключение, провести проверку работы судей Ленинского районного суда г.Ростова-на-Дону, принявших решение об аресте Осипенко Ю.В., а также судьи Новочеркасского городского суда Ростовской области Стешенко А.А.,  на предмет допуска грубейших нарушений норм УПК, а по сути, конституционных прав и свобод Осипенко Ю.В. при расследовании  и рассмотрении настоящего дела".

 

Полагаю, что по результатам этих проверок целесообразно рассмотреть вопрос о возбуждении в отношении виновных лиц уголовных дел по ст.ст.285 (злоупотребление должностными полномочиями), 286 (превышении должностных полномочий), 293 (халатность), 299 (привлечение заведомо невиновного к уголовной ответственности) УК РФ.

 

"Страшный" суд

      Слепленное с нарушением множества процессуальных норм, дело Осипенко наконец всё же поступило в Новочеркасский городской суд. 

 

      По закону в начале судебного процесса гособвинение оглашает обвинительное заключение, разъясняя в чем суть предъявленного обвинения, защита представляет свои возражения, а суд должен принять решение о возможности слушания дела и избрать меру пресечения подсудимым.

 "Однако, гособвинитель отказалась разъяснять суть предъявленного обвинения, ограничившись лишь перечислением статей уголовного кодекса, истратив на все около 10 минут на 350 томов. Заявление Осипенко о том, что ему не ясно в чем же он конкретно обвиняется, было проигнорировано судом", рассказала адвокат Масалова.

 

      Также было проигнорировано и представленное защитой подробное описание неустранимых противоречий на 50 листах. 

 

      "Творческий подход" гособвинения в данном деле порождает массу парадоксальных вопросов. Например, до настоящего момента не установлено точное количество потерпевших по делу, не установлено кто же является потерпевшим по уголовному делу по ст. 159 УК РФ, а кто является потерпевшим по уголовному делу по ст. 160 УК РФ, что является грубейшим нарушением требований закона. Из постановления о привлечении Осипенко в качестве обвиняемого и обвинительного заключения следует, что у одних и тех же потерпевших одни и те же суммы похищены дважды: один раз - путём присвоения и растраты, второй раз, та же самая сумма - путём мошенничества. Такое обвинение, безусловно, непонятно и требует разъяснения и Осипенко и его защитнику, о чем, начиная с 9.02.2012 г., неоднократно заявлялись ходатайства и заявления. 

 

        В ходе судебного следствия стало очевидно, что обвинительное заключение не соответствует требованиям ст. 220 УПК РФ. На это неоднократно указывала сторона защиты в своих ходатайствах о возвращении уголовного дела прокурору в порядке ст. 237 УПК РФ. 


     Неясность в существе предъявленного Осипенко Ю.В. обвинения в его "сложной конструкции" не позволяет стороне защиты и подсудимому Осипенко Ю.В. надлежащим образом подготовиться к защите в судебном разбирательстве. Что является грубейшим нарушением права на защиту.

 

     Однако до настоящего времени суд не принял меры к реализации представленного законом права знать в чем обвиняется Осипенко.

 

      Государственные обвинители, в том числе и Корсунова Ю.В. в нарушение требований закона до сих пор уклоняются от изложения предъявленного Осипенко обвинения и разъяснения его существа.

 

      Так заявил в Ростовском областном суде Юрий Осипенко: "Ваша честь, в связи с тем, что в процессе, по которому я прохожу как подсудимый, гособвинитель на протяжении более чем 3 лет 9 месяцев, категорически отказывается разъяснять в чем я обвиняюсь, - я до сих пор этого не знаю, как мне компетентно и аргументировано защищаться от версии обвинения" (протокол судебного заседания апелляционной инстанции в облсуде, судья Бутко). 

 

      Этот факт игнорируется и прокуратурой и судом. А предприниматель 5 лет и 5 месяцев находится в СИЗО и до сих пор не понимает в чем его обвиняют, а соответственно лишён возможности защищаться от такого обвинения. Полагаю, что именно по причине наличия неустранимых и необъяснимых противоречий в обвинении Осипенко, гособвинитель Корсунова до сих пор отказывается его разъяснять, пользуясь полной поддержкой судьи Стешенко А.А.

 

      Существенные нарушения в обвинительном заключении подтвердили, как судебная экспертиза, так и показания, данные потерпевшими в суде" – прокомментировала адвокат Осипенко, Масалова.

 

     "Неопределённость в суде – это ошибка, что означает ограничение прав и свобод человека. Негативнее, по-моему, в судебной практике ничего не может быть", – заявил Председатель Верховного суда РФ Вячеслав Лебедев на встрече с Президентом РФ Владимиром Путиным в марте 2015.

 

     "…В соответствии со ст.248 УПК РФ защитник подсудимого участвует в исследовании доказательств, заявляет ходатайства, излагает суду свое мнение по существу обвинения и его доказанности, об обстоятельствах, смягчающих наказание подсудимого или оправдывающих его, о мере наказания, а также по другим вопросам, возникающим в ходе судебного разбирательства. В соответствии со ст.47 УПК РФ обвиняемый вправе ​​представлять доказательства, заявлять ходатайства. Мы были лишены данных прав, Юрий содержится в СИЗО, как заложник шестой год. Его ситуация это правовой нигилизм" – заявила адвокат Масалова.


"Право обвиняемого знать, в чем он обвиняется, является бесспорным и абсолютным" – сообщил Нвер Гаспарян, адвокат, Советник Федеральной палаты адвокатов РФ.


      Однако это ещё не все... Суд, принимая решение о возможности слушания дела, вопреки требованиям закона создал очередной уникальный прецедент. А именно, избирая столь суровую меру пресечения остающемуся под стражей предпринимателю, создал при этом привилегированные условия главному фигуранту дела, Черенковой.

 

      Оставив руководителя кооператива и всех его филиалов, обвиняемую в совершении преступлений, предусмотренных ч. 4 ст. 160, ч. 4 ст. 159, ч. 2 ст. 201 УК РФ, организатора и директора кооператива, руководителя всей финансовой деятельностью кооператива и его филиалов, подписывавшую все документы и т.д. вне судебного контроля. Для этого суд использует "технологию" вне рамок правового поля: "сохраняя" ей меру пресечения в виде домашнего ареста, но "забывая" направить соответствующее постановление контролирующему органу. В таком контексте данное дело развивается более 3,9 лет и конца этому не видно.

 

      Сама Галина Черенкова по-прежнему пребывает под "льготным" домашним арестом — и это несмотря на опубликованные в СМИ факты нарушения ею меры пресечения (инцидент с участием в ДТП на личном автомобиле). Даже в постановлении Новочеркасского же городского суда это было отражено, вот цитаты из протокола заседания:

 

"Судом были установлены факты нарушения Черенковой Г.И. избранной меры пресечения",

 
 "Факты нарушения Черенковой Г.И. избранной меры пресечения стали возможными ввиду отсутствия должного контроля за поведением подсудимой".


      Несмотря на вышеперечисленные аспекты, мера пресечения для нее осталась прежней – домашний арест. 

 

      На рассмотрении вопроса об изменении меры пресечения Юрий Осипенко представил суду новые любопытные данные – о приговоре по уголовному делу сочинского филиала "Инвестора-98", в котором фигурировал близкий родственник Черенковой.


      Как следует из внесённых в протокол заявлений Осипенко, в отношении приговора суда г. Сочи вынесенного в отношении руководителя Сочинского филиала "Инвестор -98":

 

"Черенков – племянник основной фигурантки, и его товарищ – Ширин, получают, как следует из этого приговора, в кассе кооператива сумму в размере 450 млн рублей и, – внимание! – устно, не подтверждая это ничем, говорят: "Да мы их отдали". И следователь соглашается с этим... Следователь просто поверил и вместо этих заёмщиков привлёк директора данного филиала, которому, со слов Черенкова, вернули деньги без документов. А в нашем случае напротив: следователь упорно не замечает ни документов, ни нарушений, ведь денег нет и не за что верить, а там он просто верит на слово... И кому он верит на слово – заинтересованному лицу, аффилированному лицу... Близкому родственнику директора кооператива Черенковой, который вместе со своим другом Шириным получил 450 миллионов и устно говорит: "Я отдал их директору филиала Милькису". С моей точки зрения это и стало основной причиной выделения в отдельное производство Сочинского филиала. Кстати, хочу отметить ещё одно существенное обстоятельство: руководитель филиала кооператива, материально ответственное лицо, реальный руководитель – получил за совершенные, по мнению Сочинского суда, преступления 5 лет лишения свободы. А я, являясь ещё согласно конституции невиновным человеком, лишён свободы уже 5 лет и 5 месяцев".

     "В отношении Осипенко не возбуждено ни одного уголовного дела, а гособвинитель отказывается разъяснять обвинение. Пайщики его не знают и претензий не имеют. Ощущение, что гособвинитель защищает главного фигуранта Галину Черенкову, директора кооператива: несмотря на общественный резонанс и интересы более 8000 пайщиков, ей по заявлению председателя кооператива А. Федорцова, идеологу финансовой пирамиды, избирают меру пресечения в виде домашнего ареста", – отмечает адвокат Осипенко, Наталья Масалова.

     "Главный человек, кто подписывал со мной договор и брал деньги – соответственно, всё это делалось с её ведома, – сидит и меня допрашивает, получается белый и пушистый" – заявила в отношении Черенковой потерпевшая В.Г. Нечитайло.

     "Суд фактически встал на сторону обвинения и поддерживает программу по выводу реально ответственных за хищения лиц, в том числе Черенковой. Ведь кто, если не директор, мог организовать финансовую пирамиду", – прокомментировала  адвокат Осипенко, - Наталья Масалова.

 

 

      В то же время Юрий Осипенко, заключённый под стражу практически здоровым, в связи с тяжёлыми условиями приобрёл ряд серьезных хронических заболеваний, а допрошенный в судебном заседании врач говоря о неуклонно негативной динамике состояния здоровья, прогнозирует его дальнейшее ухудшение в имеющихся условиях.

 
 

Признание

 

      Зловещий фактор, заставляющий следователей, прокуроров и судей раз за разом оставлять за решёткой невиновного и даже не обвинённого как требует закон человека, казалось бы, должен был быть поколеблен новым важным событием, доказывающим невиновность Осипенко.

 

Должен был – но не стал.

 

      Речь идёт о чистосердечном признании одного из организаторов финансовой пирамиды, в котором, как кажется, проснулась совесть.

 

     На заседании 26.07.2015 организатор кооператива Федорцов А.В. сделал признательное заявление. В нем он, как один из основателей кооператива, рассказал, что из организаторов кооператива к ответственности были привлечены только двое.  Это он, как руководитель представительного органа управления, и его гражданская жена Черенкова, которая единолично руководила исполнительным органом кооператива, подбирала и формировала коллектив, директоров, бухгалтеров, специалистов как в Новочеркасске, так и в филиалах в других городах.

 

     При этом Федорцов подтвердил, что Осипенко никогда не был ни организатором, ни руководителем кооператива. Далее он рассказал, что в кооперативе практиковалось улучшение формальных показателей бухучета путём проведения безденежных оборотов. Основной причиной проведения безденежных оборотов в кооперативе, было ограничение права выплаты процентов по вкладам пайщиков из вкладов других пайщиков, так как это приводит к явлению финансовой "пирамиды".


     С целью обхода этого ограничения, директор кооператива Черенкова, являясь квалифицированным бухгалтером, разработала и предложила концепцию безденежных оборотов с получением "формальных" доходов в виде процентов от "формальных" же займов. Таким образом, около 90% новых вкладов пайщиков фактически выдавались обратно в виде возвратов и процентов по предыдущим вкладам.

 

     То есть, кооператив в значительной части представлял собой классическую финансовую пирамиду. Источником денежных средств, необходимых для начисления пайщикам процентов по личным вкладам, должны были стать, согласно бухучету кооператива "формальные" доходы. Реальных заёмщиков при этом у кооператива было недостаточно. Поэтому, понадобились "виртуальные" заёмщики, которые якобы, брали и возвращали займы в кооперативе. В связи с чем они обращались к знакомым для оформления безденежных займов.  

 

     При этом деньги таким "виртуальным" заёмщикам никогда не выдавались. О такой услуге они просили и Осипенко с которым на тот момент были доверительные отношения. Однако они никого не посвящали в свои планы и не разъясняли настоящих причин необходимости заключения таких договоров.  

 

     Объясняя лишь, что это нужно для формального увеличения оборотов кооператива с целью повышения его инвестиционной привлекательности. Взамен, они обещали знакомым в будущем, после завершения реорганизации кооператива, начать работу с их юридическими лицами на льготных условиях для кредитования их бизнес-проектов. Не доверять им у таких "виртуальных" заёмщиков оснований не было, так как директор кооператива всегда передавала на подписание полный пакет документов, в которых были приходные и расходные документы на одни и те же суммы. Так как денег ни по документам, ни реально, "виртуальные" заёмщики не получали, то не сомневались в том, что долгов перед кооперативом не имеют. Паспортные данные таких "виртуальных" заёмщиков впоследствии использовались уже без их ведома. Таким образом "виртуальные" заёмщики, среди которых оказался и Осипенко, не имели фактического отношения к деятельности кооператива и не являлись выгодоприобретателями его активов. 

 

     За проверяемый период деятельности пайщиками в кооператив было передано на договорной основе 4 млрд. 985 млн. рублей, а выплачено им же при этом 4 млрд. 308 млн. рублей с учётом процентов. Таким образом, пайщикам реально выдано обратно около 90% денежных средств, что исключает возможность их хищения и подтверждает модель деятельности кооператива, как финансовой пирамиды.

 

     Реальный ущерб по кооперативу мог составить без учёта возвратов займов и дохода от проектов не более 576,9 млн. рублей. При этом порядка 350 млн. рублей денежных средств кооператива было вложено в основные средства и реальные инвестиционные проекты, среди которых – строительство жилых домов в г. Сочи. Учредителем компаний ведущих эти проекты были Федорцов и иные лица, которые, однако, были выведены следствием вместе с основными активами из данного дела. Реально могла быть похищена сумма в размере 230 млн. рублей, которая была выведена через филиалы кооператива путём выдачи завышенных возвратов и процентов по займам, что могли сделать только должностные лица и сотрудники кооператива, также выведенные следствием из данного дела. 

 

     Во время допросов на предварительном следствии, рассказал основатель кооператива он с Черенковой, оговорил вышеупомянутых "виртуальных" заёмщиков, поскольку был убеждён ею и адвокатом в правильности такой позиции. Специалисты кооператива давали свои показания под давлением Черенковой, так она предупредила их, что в противном случае они будут привлечены к уголовной ответственности. 

 

     Она осознанно предложила следствию такой путь в обмен на "освобождение" от реального наказания посредством бесконтрольного домашнего ареста, а также для сокрытия реальной схемы вывода активов кооператива. 

 

 

Федорцов сообщил в суде следующее:

 

     "Я решил сделать данное заявление во взаимосвязи с вопросом о мере пресечения так как ощущаю потребность пролить свет истины на произошедшее с кооперативом ПК "ПС "Инвестор - 98" с целью восстановления прав пайщиков и заведомо невиновных лиц, привлечённых к уголовной ответственности в данном деле. Сейчас это стало особенно актуально для меня и, думаю, всех участников процесса, поскольку я один из немногих людей, обладающих знанием о том, как все было на самом деле. При этом отмечу, что мне 67 лет, из которых я уже почти шесть лет содержусь под стражей, три с половиной года из них я нахожусь в пыточных условиях во время этапирования, от чего серьёзно ухудшается моё здоровье. Таким образом, если произойдёт непоправимое, и я уже не смогу дать показания, как их не сможет дать и другой "неудобный" для главного, фигуранта этого дела Черенковой Г.И. – подсудимый Геращенко П.П., умерший под стражей, прошу считать данное заявление моими единственно верными показаниями по данному делу. При этом прошу суд, с учётом моего заявления и моего преклонного возраста, с учётом длительности моего содержания под стражей, тяжёлых условий и частоты этапирования, всё-таки оставить мне шанс сохранить жизнь и рассмотреть возможность избрания более мягкой меры пресечения в виде домашнего ареста.
Также в свете изложенных фактов отмечу, что в настоящее время пребывание под стражей Осипенко Ю.В объективно не обосновано, фиксирует сложившееся положение дел и интересы директора кооператива Черенковой Г.И. 
Прошу приобщить это моё заявление на 22 листах к материалам уголовного дела
" – заявил Федорцов.

Суд & Правосудие

     При таких обстоятельствах гособвинение 3,9 года уклоняется от исследования материалов дела, занимая недобросовестную позицию и идя на поводу у Черенковой единственной из подсудимых которая против исследования доказательств -  с чем соглашается и Новочеркасский суд.

 

      В ответ на активную позицию защиты Осипенко, прокуратура начала заниматься откровенной дискредитацией, искажая факты по делу и пытаясь лишить поддержки правозащитников.

 

Осипенко заявил в суде: ​ ​​

 

      "Мне инкриминируют растрату и хищение с использованием служебного положения в составе неустановленного круга лиц из числа сотрудников "Инвестора-98". Однако я никогда не являлся сотрудником кооператива. Это видно по уставным документам, так говорит и один из его основателей Федорцов. По второй статье, Федорцова и Комарова выдали займы 14 лицам, среди которых меня нет. Я также не являюсь ни Федорцовым, ни Комаровой. Единственное дело в моем отношении было возбуждено в 2010г. по ст. 174.1 УК РФ. Тогда же оно было и прекращено, так как было доказано, что ни одного рубля на мои счета не поступало. За это время я лишился бизнеса и здоровья, а на мою семью оказывают давление...".

 

"...Начав переписку с прокуратурой, мы получили очень интересные ответы, которые с учётом сложившегося положения можно считать лжесвидетельством. Нам ответили, что оказывается, согласно обвинительному заключению, я являюсь тайным организатором и не трудоустроенным руководителем "Инвестор-98"! Во-первых, это уже сам по себе абсурд, отдающий конспирологией и противоречащий обвинительному заключению, которое у нас на руках. Во-вторых, никаких доказательств того, что я был главой кооператива, не приводится", – рассказал Осипенко в суде. 

 


      По его мнению, подобные ответы прокуратуры Ростовской области могут являться причиной того, что данное дело больше года остаётся без внимания администрации президента РФ, хотя год назад бизнес-омбудсмен РФ Борис Титов на личной встрече с Владимиром Путиным просил его обратить внимание на дело Осипенко. Информация, содержащаяся в ответах Ростовской областной прокуратуры искажена и дезинформирует вышестоящее руководство.


      Предприниматель уже 5 лет и 5 месяцев удерживается под стражей по надуманным основаниям, без какой-либо перспективы не только на справедливое разбирательство, но и вообще на постановление приговора до истечения сроков давности в 2018 году. Беспрецедентный срок содержания в СИЗО гособвинитель оправдывает необходимостью заслушать всех пострадавших, то есть более 10 тыс. пайщиков кооператива. Что, конечно, представляет из себя юридический абсурд и нарушает право граждан на защиту и отправление правосудия в разумные сроки.


      За те 3 года 9 месяцев, которые длится судебное разбирательство, было заслушано и оглашено 4,2 тыс. человек. Выходит, что на выступление всех пострадавших понадобится 10 лет. Затем начнётся ознакомление с материалами дела – 4,5 тыс. томов. Согласно иезуитской логике гособвинения, чтобы реализовать свое право на защиту и доказать невиновность, нужно сначала много лет провести в тюрьме.

 

      После признания Федорцова в суде 26.07.2015 адвокат Осипенко, - Масалова заявила:
"Согласно обвинительному заключению директор октябрьского филиала Комарова оформляла договоры займов, по которым 14 человек (СРЕДИ КОТОРЫХ НЕТ Осипенко) получили займы на суммы около 300 млн, при этом вместо Комаровой и этих 14 лиц заёмщиков обвиняют Осипенко, который никакого отношения к этим займам не имеет, что подтверждается документами из дела."


      "Получается совершенно абсурдная юридическая конструкция, которая влечёт за собой волокиту по делу и лишает возможности защищаться. Допрашиваются пайщики, которые Осипенко не знают и претензий к нему не имеют. А до него очередь представлять свои доказательства, просто не доходит. Суд фактически встал на сторону обвинения. Ведь кто, если не директор, мог организовать финансовую пирамиду? При этом общественный резонанс, навязанный и искусственно подогреваемый заинтересованными лицами, используется, как "рычаг" давления, являясь предметом спекулятивного попрания закона", – говорит адвокат Осипенко, Наталья Масалова. 


      Благодаря действиям бывших "партнёров", следователей, прокуроров и судей невиновный и непричастный человек, в прошлом – успешный предприниматель – потерял всё: бизнес, здоровье, время. Предприниматель до ареста активно занимался благотворительностью, о чем свидетельствуют благодарности за оказанную им помощь, находящихся в материалах уголовного дела. Среди них семьи воинов погибших в войсковых операциях на территории Северного Кавказа, больницы, детский дом, храмы.
Являясь патриотом он оказывал активную поддержку и российскому спорту. Так, один из его подопечных стал бронзовым призёром по тхэквондо на Лондонской олимпиаде.

 

      Так прокомментировал данную ситуацию уполномоченный при президенте РФ по защите прав предпринимателей Борис Титов: 

 

      "Мы однозначно считаем, что права Юрия Осипенко нарушены в части его содержания в СИЗО. С нашей точки зрения это грубо нарушает статью 108 УПК, которая прямо запрещает содержание предпринимателей под стражей до суда. Грубо нарушается и общегражданское право на правосудие в разумные сроки. Кроме того столь длительное содержание в СИЗО практически всегда в наших реалиях означает обвинительный приговор. Ведь выбирает меру пресечения и рассматривает дело по существу один и тот же судья. Вряд ли он оправдает подсудимого, которого перед этим продержал в СИЗО несколько лет..."


      "Безусловно, это дело достойно пристального внимания правозащитников. Ситуация вопиющая. Я, как и многие другие, удивлён, что оно вообще до сих пор рассматривается. Печально, что человека так легко лишить всего, и так сложно вернуть в семью", – прокомментировал журналист и общественный деятель Владимир Соловьев".

 

      "Юрий содержится в СИЗО, как заложник шестой год. Его ситуация это правовой нигилизм" - заявила адвокат Масалова.


      Остаётся, однако, надежда, что федеральные инстанции, в которые пытаются достучаться и сам Осипенко, и его родные и близкие, и адвокаты все же найдут возможность разобраться с этим делом. Возможно, какой-то импульс этому придаст обращение бизнесмена в адрес Президента России. К сожалению, в России сегодня по-прежнему актуально понятие "ручное управление". Только после личного вмешательства Президента выплачивают долги на космодроме "Восточный", в срок строятся олимпийские объекты, перестают буксовать социальные программы.

 

      Увы, права человека, честность и беспристрастность судей и следствия – вот сфера, где похоже такое ручное управление необходимо даже больше, чем где бы то ни было ещё. Потому что иначе кое-где некоторые сатрапы, облечённые властью, чувствуют свою безнаказанность и используют возможность ловить рыбу в мутной воде. 

 

      Однако всему свое время и правосудие однажды все равно восторжествует, внутри страны или же за её пределами, на международном уровне. Для того чтобы это произошло скорее важна ваша поддержка. Получив информацию на этом ресурсе, копируйте и распространяйте её как можно шире. Ничто так не пугает нарушителей закона как огласка, общественный резонанс и личная ответственность.

 

      Дело Осипенко – первое, за которое обстоятельно принялся наш коллектив, но в нашей помощи нуждается ещё очень много людей, неправосудно и несправедливо содержащихся под стражей, в то время как их "заказчики" разгуливают на свободе.

 
Команда Эгрегор

    Для участия в проекте Эгрегор, обращения за помощью, предоставления, публикации информации либо получения консультации, обращайтесь к нам нажав на кнопку внизу данного текста.

     Вы можете подписаться на "Хроники уголовного преследования"  Осипенко Ю.В. и следить за развитием ситуации  этого проекта Эгрегор.

89bfa8_2ff3a69df64e467e922263b7b9c74511.jpg